Уржумская центральная библиотека

А. Иконников. Об антоновом огне

«… любовь… это душевный антонов огонь».

И. А. Гончаров «Обломов».

В Уржумскую центральную библиотеку поступила в дар книга Александра Федотовича Петрушина «Испанская ночь» (Киров: ООО «ВЕСИ», 2022). В ней – заглавная повесть и подборка стихотворений автора (многие уже были опубликованы в «Кировской искре»).

Повесть – это цепь воспоминаний главного героя, Руслана Шакаева, по дороге из родной д. Дюм в Марий Эл в Москву, на «Поле чудес». В вагоне он вспоминает своих друзей-товарищей, с которыми некогда служил вместе в столице. (Автор посвятил книгу своим сослуживцам по военизированной охране Министерства финансов СССР в 1970-е годы). Это был настоящий интернационал: русские и грузины, марийцы и украинцы, чуваши и татары.

Вспоминаются и друзья, и их отцы, прошедшие войну или павшие в боях. И ветераны из родной деревни. Вот Николай Петрович Абдулов. Он был косая сажень в плечах. Приехав к невесте в чужую деревню, вдвоём с другом «перебил всю местную молодёжь». Он ведь двухпудовую гирю метал, для забавы, через ворота на улицу и обратно. Был членом партии, председателем колхоза. Но ушёл на фронт добровольцем. Оставил жену Анастасию с 6 детьми и 8 килограммами муки. Пропал без вести в 1944-м…

А вот рассказ товарища Руслана, Сергея Лизункина, об отце. Он выжил, даже после того боя за безымянную белорусскую высоту, после которого от его батальона осталось 7 бойцов. Все были награждены орденом Красной Звезды. После войны он решил навестить семью погибшего друга-белоруса Николая Солдатенко. На месте деревни Николая остались только печные трубы. В соседней деревне первый встречный оказался отцом его боевого товарища. Он рассказал, что после ухода Николая на фронт у него родился сын (но солдат об этом не узнал – из оккупации письма на фронт не приходили). А ещё через полгода в деревню пришли каратели. Полиция обшарила все дома, искала мальчишку, якобы партизанского связного. Каратели согнали всех на деревенскую площадь, младенцев вырывали из рук матерей и заживо бросали в колодец, остальных расстреляли, деревню сожгли. Умирая, Николай Солдатенко завещал другу: «Володя, останешься жив – народи детей за меня». Владимир Лизункин сдержал слово: Сергей был младшим, уже 12-м ребёнком в его семье…

Много места в книге отведено бытовым зарисовкам предолимпийской и олимпийской (в 1980 г.) Москвы. Общежитие ВОХР, «лимита»… Дежурство на некоей фабрике, где видимым образом девчонки печатали открытки, а невидимым даже для охранников – денежные купюры (фабрика Гознака Минфина СССРО, однако!).

Одинокие парни, в основном после службы в армии завербовавшиеся в ВОХР, жили в том числе и любовными приключениями. Автор цитирует И. А. Гончарова, из «Обломова»: «любовь… это душевный антонов огонь». И любовь не всегда была счастливой, в браке и вне брака.

Несчастна жена, у которой вот такой муж: «Книг он не читает, а я люблю читать книги… В кино, в театр не ходит. Говорит: «Что я там буду делать?» Придёт с работы, поужинает, посмотрит телевизор – и спать, а утром снова на работу. И так всю неделю… Предлагали вместе с дочерью на природу на выходные, тоже не хочет. Начну говорить о разводе, он не хочет, чуть не плачет, и мне его жалко. Да и разведёмся – негде жить, всего одна комната». Но это ей и кара: вышла замуж только чтобы остаться в Москве, приехав «лимитчицей» из Сибири. Брак без любви. А ведь любила другого. Тот старше на 15 лет, и он тоже её любил. Женился случайно, жену не любит, она к тому же «выпивает», и он несчастлив, рано постарел…

А есть ли счастье у самих мужиков? Вот охранник Дмитрий Дмитриев влюбился в Валентину. Она была намного моложе его, заканчивала университет. Дмитрий хорошо пел, рисовал, играл на гитаре. Валя – единственная дочь рабочих автозавода им. Лихачёва, они, конечно, мечтали о лучшем зяте. Дмитрий вообще детдомовским был. Но всё шло хорошо. Через месяц – свадьба. Ребята уже скидывались на хороший подарок молодым – телевизор там или холодильник. За неделю до свадьбы Дмитрий, на ночном дежурстве, пустил себе из револьвера пулю в висок… И столько таких историй, сколько боли от такого антонова огня помнил Руслан Шакаев! Можно было только мечтать об «испанских ночах» – ночах страсти и взаимного прочного счастья… Только и была та «Испанская ночь» в жизни ребят, что сорт дорогих столичных конфет…

 375 total views,  1 views today

Материал был опубликован в(о) Воскресенье, 27 марта, 2022

 
Яндекс.Метрика /body>