Уржумская центральная библиотека

«Древо Васнецовых» — это о вятской земле, вятских людях, о России

21 апреля в 10 часов 20 минут по второй программе ТВ будет показан новый документальный фильм Кировской студии телевидения «Древо Васнецовых», а в 16 часов в этот же день состоится его премьера и встреча со съемочной группой в киноклубе «Сталкер» при ДКиТ «Родина» областного центра.

* * *

Вольно переиначивая известный афо­ризм, скажу, что из всего кино для нас важнейшим является искусство. Не важно, какой перед нами фильм — документальный, игровой, мультипликационный, — важно, обладает ли он силой ис­кусства, той, что волнует сердце, будит мысль и этим возвышает человека.

Новая работа Кировской студии телевидения «Древо Васнецовых» (режиссер М. Дохматская, автор сценария С. Шешина при участии М. Дохматской, оператор В. Князев) не оставляет внимательного зрителя равнодушным.

Казалось бы, название фильма обещает классическую хрестоматийную историко­биографическую ленту. Между тем материал фильма о древнем роде Васнецовых послужил авторам для размышлений о нашем духовном наследии, о преемственности поколений.

Трудно сдержать слезы, когда камера показывает нам простую деревенскую старуху с кошелкой хлеба за плечами, которая входит в разрушенный, заросший травой храм села Ошеть и начинает мо­литься на пустой, слегка покосившийся, похожий на слепца иконостас. Пусты стены, пуста церковь, да и церковью-то ее не назовешь… И все-таки что-то заста­вило старую женщину прийти на эти руины и начать разговор с Богом.

Другая героиня фильма, матушка Людмила из Уржума, признается: «У меня была такая жажда учителя, потому что я понимала, что двигаюсь неверно, неправильно… И появился человек, благодаря которому я пришла в храм Божий первый раз…»

Мне кажется, что в каждом человеке заложена потребность в духовном пасты­ре. Лучшие из них — духовных пропо­ведников — совестливые, терпеливые и милосердные — не отделяли себя от народа, всегда были с ним в горе и радости.

«Мой отец, как я сейчас осознаю, — вспоминает В. М. Васнецов-младший, — понял, что его призвание — помочь духовно людям в этой сложной ситуации, в этих трудных переживаниях как-то успокоиться, найти душевный мир… Весь наш род шел от духовных лиц — и прадед, и прапрадед были духовными, кто священником, кто дьяконом…»

В вечно живом, непобедимом револю­ционном учении ничего не говорилось о душе — пережитке капитализма. Моральный кодекс строителя коммунизма еще совсем недавно школьники зазубривали наизусть, только он ничего не привнес в их души. Опиум для народа вырывали с корнями, да так, чтобы посев не давал всходов. То же было и у нас, в Вятке: церковнослужители оклеветаны, раскулачены, их семьи сосланы или расстреляны…

Горько, до слез обидно смотреть на васнецовские места, а точнее сказать, на васнецовские развалины в Сунском, Уржумском, Нолинском, Богородским районах. В финале картины — снятая с высоты панорама этих мест — церквей, где когда-то служили Васнецовы. Эти церкви как кровавые раны вятской зем­ли: Ошетская, Сунская, Кырчанская, Петровская… И этот ряд можно было бы продолжить. Где-то, как в Рябове, всего и осталось что грудка кирпичей, а где-то и этого нет.

Кировский краевед Олег Виноградов приведет нас, зрителей, в село Талоключинное (ныне — Богородское) на место бывшей васнецовской колокольни. Рядом с ней похоронены Козьма Иванович Васнецов, Василий Козьмич Васнецов — прадед и дед художников, священники Талоключинской церкви. Приведет Олег Николаевич и снимет шапку на пустыре, заваленном отходами цивилизации, плодами современной бесхозяйственности.

Эти кадры — безмолвные обвинения власти, которая сровняла с землей дорогие сердцу могилы, а кресты на церковных куполах заменила пятиконечными красными звездами (кинопленка навсегда сохранит этот уникальный кадр с красноречивым знаком нашего времени).

Есть в фильме и прямые свидетельства — воспоминания жительниц Шурмы и других очевидцев той большой трагедии, которая произошла с нашим народом. Отлучение от церкви, лишение людей веры — лишь часть этой трагедии, но часть важная, поскольку связана с духовным оскудением народа.

— Разрушенный храм, он не разрушенный, — говорит один из героев фильма — отец Александр Зверев, — он постоянно действующее кощунство… Народ по доброй воле возвышается и по доброй воле ниспадает во грех.

Эти мысли созвучны размышлениям художника В. М. Васнецова, который еще в самом начале века горько заметил в письме к В. В. Стасову: «Ни один в мире народ не относился и не относится так самоубийственно к своей родине!» Сегодня эти слова еще более справедливы.

В фильме есть радость от общения с людьми, хранящими традиции рода Васнецовых — рода проповедников, учителей, художников (они и в творчестве не­сли проповедническое начало).

Эта связь поколений отражена сюжетно и композиционно: каждое васнецовское имя, каждая новая глава в рассказе связаны с именами и судьбами земляков — наших современников.

Надо сказать, что создателям картины удалось найти удивительных, редких людей — добрых, сердечных, по-настоящему любящих свой край — показать их с искренней симпатией, которая передается и нам, зрителям.

Это и краевед Олег Виноградов, приобщающий мальчишек к любимому делу, и супруги Людмила и Николай Леденцовы, кировские скульпторы, неравнодушные к истории родной Ошети, и создатель Лопьяльского сельского краеведческого музея Василий Ширяев, мечтающий восстановить храм на народные деньги, и Владимир Востриков, хранитель дома-музея Васнецовых в селе Рябове Зуевского района.

В. Востриковым высказана в фильме одна из центральных авторских мыслей о том, вправе ли мы считать себя наследниками XIX века, лишенные традиций тысячелетней христианской культуры. Мы, порвавшие связь с природой — началом всех начал — и разучившиеся ее понимать, беречь и поражаться ее красоте. Не случайно фильм так богат восхитительно снятыми пейзажами.

Фильм зовет к покаянию: ведь в суетных делах и стремлениях, в погоне за сиюминутным современный человек пе­рестал заботиться о собственной душе, забыл о ней, забыл о Вечном.

Один из лучших эпизодов фильма — матушка Людмила с сыном Василием на руках, современная мадонна с младенцем, — напоминает классические живописные полотна. Невольно думается о том, что этот малыш, растущий виной духовной среде, сможет стать действи­тельно новым человеком, свободным от идеологических догм.

И мне кажется, что именно с детьми, с новым поколением, и связан авторский оптимизм. Юные краеведы, помогающие Олегу Виноградову… Уржумские школьники, которым дают первые уроки христианства отец Александр и дьякон Андрей… Дети Востриковых, Кононовых, Ле­денцовых… Может быть, они смогут стать полноценными духовными наследниками XIX века и дать миру новых Васнецовых?

Фильм «Древо Васнецовых» заставляет нас придирчиво заглянуть в собствен­ную душу и спросить себя, какое духов­ное наследие мы оставляем собственным детям.

Авторы фильма не ставили перед собой сакраментальных вопросов типа: «что делать?» или «кто виноват?». Они просто рассказали нам о вятских местах древнего рода Васнецовых, рассказали с настоящей болью и печалью. Однако в авторской интонации нет безысходности. Но есть — надежда!

Татьяна Бушмелева

 60 total views,  1 views today

 
Яндекс.Метрика /body>