Уржумская центральная библиотека

В. Карпов. От Смольного до Шурмы…

Его жизнь и судьба подтверждает как бы известную поговорку, что мир тесен… Более века тому назад в одной из деревень бывшей Кукарской волости родился Павел Дмитриевич Мальков. И сам не ведая того стал земляком известных впоследствии кукарян Рыкова и Молотова.

Рано ушедший на заработки, крестьянский сын уже с 1904 года стал большевиком, отсидел в тюрьме. А с 1911 года и до октября 1917 года он служит матросом на балтийском крейсере «Диана».

Революция как бы «выплеснула его на сушу. «Братишка» стал даже

членом Центробалта. Вместе с самим Дыбенко – героем революции и гражданской войны, одним из мужей Александры Коллантай, дочери генерала. Жизнь тезки, Павла Дыбенко, трагически оборвалась в 1938 году, после того, как в подвале НКВД этого могучего гиганта запихивали в маленькую и утыканную гвоздями клетку (финское изобретение), чтобы он «сознался во всем». Подобная участь по счастию миновала Павла Дмитриевича…

Вскоре опять же вместе с легендарным Анатолием Железняковым (матрос-партизан Железняк из известной песни, охранявший, а затем разогнавший Учредительное собрание) они перегоняли бывшую царскую яхту для Центробалта в Гельсингфорс.

А затем уж и совсем фантастика – вместе с Антоновым-Овсеенко (тоже имя в революции) Лазимиром они разработали ни много ни мало – план штурма Зимнего дворца.

И вот после этого удачного штурма Павел Дмитриевич был назначен комендантом Смольного. А дни эти потрясли мир…

В марте 1918 года ему поручена подготовка и охра поезда, на котором Совнарком переехал из Петрограда в Москву. И там, в древней и вновь обретенной столице, бывший кукарский паренек стал комендантом Московского Кремля.

По его воспоминаниям, он лично расстрелял Фанни Каплан, ранившую Ленина. Правда по другой, появившейся сегодня версии, Каплан была жива якобы еще перед войной, находясь в одной из сибирских тюрем.

Непосредственным начальником коменданта Кремля был в то время Яков Свердлов – председатель ВЦИК и секретарь ЦК – третий по партийному рангу человек после Ленина и Троцкого, санкционировавший расстрел царской семьи.

Интересно, что его старший брат, усыновленный в свое время Максимом Горьким, генерал Пешков, был сподвижником президента Франции Шарля де Голля и личным другом Чан-Кайши. Бывал он и в ставке Колчака. Однорукий и хромой генерал неоднократно был женат на знаменитых красавицах, словом, был великий жизнелюб, не в пример своему младшему брату.

Когда однажды Павел Дмитриевич хотел выделить Якову Михайловичу реквизированную шубу, то получил… строгий выговор. А надень он эту шубу вместо своей знаменитой кожанки, может быть, и не простыл бы, и не умер от гриппа.

Служба в Кремле закончилась для бывшего матроса в 1920 году, после чего он работал в Петрограде, служил в штабе 15-й армии на Западном фронте, был на советской работе в Москве, Пензе. Харькове, Курске, несколько лет находился за границей в представительствах Совторгфлота. А потом по состоянию здоровья он уже не работал, живя в Москве.

И не мог он, конечно, тогда предугадать, что судьба забросит его в почти родные места – в районный центр Шурму. Это случилось в октябре 1941 года. Были они с женой туда эвакуированы. На учете состоял в Нижне-Шурминской парторганизации. Выполнял различные поручения, посылался, например, уполномоченным в колхозы. Затем возглавлял райпищекомбинат, правление Шурминского многопромыслового товарищества, был ин­спектором рыбной охраны.

И лишь в 1943 году возвратился Павел Дмитриевич в Москву, где и умер в 1965 году. С воинскими почестями похоронен он на Новодевичьем клад­бище.

А все увиденное и пережитое изложил Павел Дмитриевич в интересной и не раз переизданной книге «Записки коменданта Кремля». Вот только жаль, что он там про шурминский период его жизни ничего не написал!

Такие вот неожиданные повороты человеческой судьбы…

Кировская искра. – 1997. – 21 янв. (№ 8). – С. 3.

 19 total views,  1 views today

 
Яндекс.Метрика /body>