Уржумская центральная библиотека

Из жизни политических ссыльных в Уржуме

        Как известно, первые уроки революционной борьбы Сергей Костриков получил от политических ссыльных. Сегодня мы рассказываем о малоизвестных ранее фактах из их жизни в Уржуме.

В августе 1984 г. в Уржумском музее краеведения, при разборе остатков архива Эмилии Викторовны Самарцевой были обнаружены два письма политического ссыльного Порфирия Демьяновича Андреева, адресованные жительнице Уржума Августе Густавовне Польнер.

Эти письма, написанные в декабре 1901 г. и в апреле 1902 г. из г. Малмыжа, когда П. Д. Андреев из уржумской ссылки был уже переведен в г. Малмыж, и в наше время представляют значительный интерес, они послужат нам напоминанием о политических ссыльных периода 1898-1901 годов. Письма еще раз свидетельствуют о том, что среди уржумской интеллигенции были жители, не боявшиеся общения с ссыльными и интересовавшиеся людьми, высланными в провинцию под надзор полиции за свои политические убеждения.

Общение с политическими ссыльными безусловно знакомило семьи уржумских чиновников, врачей и главным образом молодежь с взглядами ссыльных на существующий строй, знакомило с «крамольной» литературой, отрицающей самодержавие и капитализм.

Политическая ссылка в северные губернии особенно увеличилась в 1898-1899 гг. в связи с развитием революционного движения в России. В эти годы в Уржум были высланы П. Д. Андреев, П. П. Брюханов, А. Томаш и другие, несколько позже врач П. П. Маслаковец. К 1904 г. здесь были в ссылке, как известно, С. Д. Мавромати и братья Ф. и К. Спруде, М. В. Боткин, П. Второв, познакомившие юношу С. М. Кострнкова с запрещенной литературой и с революционными идеями, волновавшими в годы перед первой русской революцией передовых людей общества.

Автор обнаруженных писем Порфирий Демьянович Андреев родился в 1871 г.

Обладая способностями к рисованию, он учился в Академии художеств в Петербурге и сблизился с революционно настроенной молодежью. Принимал участие в пропаганде идей Петербургского «Союза борьбы за освобождение рабочего класса», бывал на фабриках и заводах, вел какие-то работы в Новгородской тайной типографии, за это «по высочайшему повелению» был выслан в 1898 году в г. Уржум Вятской губернии. В эти же годы сюда был выслан и П. П. Брюханов. Оба эти молодых человека, как и их товарищи, высланные из столицы в уездное тихое захолустье, не замкнулись в себе, а включились в культурную и общественную жизнь города, познакомились с уржумской интеллигенцией. Одной такой семьей была семья акцизного инспектора В. Ф. Польнера. Августа Густавовна Польнер (ок. 1850-1903), которой адресованы письма П. Д. Андреева, была жена его. Люди интеллигентные и исключительно доброжелательно настроенные к людям, они принимали у себя политических ссыльных, сочувствуя им в их лишениях. Дочь Виктора Федоровича и Августы Густавовны – Эмилию Викторовну Польнер, в замужестве Самарцеву (1881-1968) многие уржумцы хорошо знали и вспоминают добром, она долгие годы была библиотекарем в городской библиотеке и в педучилище, до революции учительствовала.

Уржумская молодежь собиралась у Польнеров. Беседовали о литературе, слушали музыку (Эмилия Викторовна играла на пианино), устраивали любительские спектакли, организатором и участником которых часто был Виктор Федорорвич. Сбор от этих спектаклей шел в фонд Уржумского благотворительного общества.

В «Аудитории» – здании, где шли спектакли в те годы, П. Д. Андреев ближе познакомился с этой семьей. Как художник, он гримировал артистов, участвовавших в спектаклях, но делал это бесплатно, хотя материальное положение ссыльных было тяжелым, т. к. постоянной работы не было.

П. Д. Андрееву, как человеку, знакомому со строительным делом, удалось принять участие в некоторых строительных работах в Уржуме. Об этом так пишет П. Н. Луппов в своей книге «Политическая ссылка в Вятский край»:

«В 1899 г. Уржумская земская управа обратилась к губернатору с просьбой разрешить поднадзорному Андрееву, бывшему студенту Академии художеств, наблюдать за стройкой здания уездной земской управы, а в 1900 г. наблюдать за постройкой мостов в городе, «наблюдать» в те годы значило строить (Н. П.). В том и другом случае губернатор дал разрешение. Когда та же управа в 1901 г. просила губернатора разрешить Андрееву наблюдать за постройкой мостов в Сернуре или Шурме, то губернатор отказал, опасаясь, очевидно, контакта Андреева с населением вне надзора уржумской полиции».

Бывал П. Д. Андреев и в семье земского врача Спасского. Борис Павлович Спасский (1889-1980), доцент Кировского пединститута в своих «Уржумских очерках» так вспоминает его:

— «Вторым ссыльным, к которому я чувствовал большую дружбу десятилетнего мальчика, был студент Порфирий Демьянович Андреев («первый» ссыльный в воспоминаниях Б. П. Спасского был П. П. Брюханов, но о нем ниже). Порфирий Демьянович бывал у нас как знакомый. Это был общительный и веселый человек, снискавший себе уважение среди знакомых. Он был охотником. Один раз рассказывал мне что-то об охоте. Я загорелся и попросил у него ружье пострелять самостоятельно.

– А чистить будешь?

– Буду! – с радостью сказал я.

Это ружье находилось у меня, может быть, даже месяц. Я бродил с этим ружьем по болоту, которое находилось рядом с городом, но не помню, чтобы у меня был хоть один охотничий трофей! Я исполнил обещание чистить ружье и по прошествии срока вернул его хозяину. В следующее лето Порфирия Демьяновича в Уржуме не было и я больше не встречался с ним».

О П. П. Брюханове Б. П. Спасский пишет так: «Я хорошо помню студента-медика Петра Павловича Брюханова, который подготовил меня к экзаменам для поступления в Казанскую гимназию. Он был спокойный и добрый человек, хорошо понимавший психологию мальчиков. Он никогда не повышал голоса на меня, не упрекал в ошибках, которые я часто делал, но допускал шутки. Однажды он спросил меня, знаю ли я, что Екатерина II в слове «еще» делала четыре ошибки. Я, конечно, не знал, и был удивлен, когда Петр Павлович раскрыл секрет – императрица писала слово «еще» четырьмя буквами «исшо». У Петра Павловича была шомпольная двустволка. Я знал это и попросил его взять меня на охоту. Он согласился и в одни зимний день мы пошли в лес на Белой Речке. Ни зайцев, ни тетеревов мы не видели. Единственный выстрел был сделан в какую-то небольшую птичку. Бесполезность и жестокость выстрела нам стала ясной, когда мы увидели мертвую птицу. Спокойные уроки Петра Павловича увенчались успехом, весной 1899 г. я сдал вступительный экзамен в Казанскую гимназию».

П. Д. Андреев прожил в Уржуме три года и был далеко не пассивным наблюдателем жизни уездного города, а включался в какой-то мере в общественную жизнь. Осенью1901 г., «за публичное порицание действий уездного воинского начальника в присутствии нижних воинских чинов П. Д. Андреев был перемещен в Малмыж» (из рапорта губернатора по данным книги Луппова). В конце октября П. Д. Андреева препроводили в Малмыж, но связь его с Уржумом не прервалась.

Письмом от 22. XI — 4. XII 1901 г. он поздравляет Августу Густавовну Польнер с именинами, сожалеет, что «не имеет возможности поздравить ее лично, как в прошлые годы», делится своими впечатлениями о Малмыже, который ему не понравился, пишет, что «общественная жизнь здесь чувствуется меньше, чем в Уржуме», из новых знакомств упоминает доктора Поленова, хирурга, работавшего ранее в Казани и высланного в Малмыж. В этом письме П. Д. Андреев сообщает, что в Малмыже предполагается устроить любительский спектакль. «Предлагали мне гримировать артистов и спрашивали, сколько я возьму. Я отказался. Я давно ведь не имел удовольствия смотреть драму с мест для публики.

Кроме того, считая себя любителем в Уржуме, не хочется переходить на положение наемника».

Второе сохранившееся письмо П. Д. Андреева написано 14-26 апреля 1902 г., когда он уже 5,5 месяца прожил в Малмыже, до конца ссылки осталось 4 месяца. В письме он обращается к Августе Густавовне, Эмилии Викторовне, Любови Михайловне (Гулиной, в замужестве Порельман, подруге Эмилии Викторовны), Виктору Федоровичу, благодарит за присланные карточки, видимо, послано было несколько фотографий. Пишет, что «приобщиться к интересам малмыжской жизни мне пришлось в гораздо меньшей степени, чем к уржумской», что «малмыжская жизнь за это время не отличалась ни обилием, ни глубиной впечатлений», пишет, что «часто приходилось жить воспоминаниями об Уржуме». «Я три года прожил в Уржуме и хотя не мечтал зазимовать там навсегда, тем не менее настолько освоился с ним, что часто в разговоре, сравнивая Малмыж и Уржум, говорю «у нас в Уржуме». Рассказывает о том, что по приезде в Малмыж он вступил в общество потребителей, внес пай. Через некоторое время председатель задумал исключить его и его товарищей из общества, как поднадзорных. Возникла переписка с правлением, вынесли этот вопрос на общее собрание. «Собрание большинством голосов 27 против 15 признало за нами, право быть членами потребительского общества».

Через несколько дней после отправления этого письма наступило 1 мая (18 апреля по старому стилю). Колония политических ссыльных, которых в Малмыже было до 10 человек – П. Д. Андреев, Н. М. Величкин, В. А. Горбачев, А. Томаш, Сверчевский, Березин, Филиппов-Шокарев, Матросов и другие, решили отметить этот день, с красными бантами на груди вышли вместе с семьями на центральную улицу и пошли вдоль неё. Эта маевка, как считает П. Н. Луппов в своей книге, «была чуть ли не первым опытом празднования 1-го мая в Вятский губернии». Исправник потребовал разойтись и снять банты. После второго предупреждения участники маевки выполнили приказание, «ничем не нарушив общественной тишины и спокойствия», и ушли на квартиру П. Д. Андреева, где, как вспоминает жена В. Горбачева, «поговорили, попели, почитали литературные новинки и разошлись». После этого выступления двум организаторам его П. Д. Андрееву и Н. М. Величкину было предложено выехать из Малмыжа. П. Д. Андреев вынужден был выехать в Березовские починки Глазовского уезда, Н. М. Величкин выехал в с. Слудку Орловского уезда.

Аосле отбытия четырехлетней ссылки, П. Д. Андреев, как сообщает Луппов, оставался в Вятке и принимал участие в изготовлении прокламаций, у него хранились гектографы, а руководил нелегальной типографией тогда Г. Я. Франчески, который в 1899-1902 гг. также отбывал политическую ссылку в Уржуме.

Так иногда архивы открывают нам события минувших дней и напоминают нам о людях, чья жизнь и деятельность была направлена на борьбу с царизмом за освобождение рабочего класса в России. Письма П. Д. Андреева были переданы Уржумскому музею краеведения племянницей Э. В. Самарцевой – Леониллой Александровной Польнер (1903-1981), когда она в 1977 году окончательно уезжала из Уржума, многие предметы старины, имеющие ценность, также были ею пожертвованы безвозмездно в Уржумский музей краеведения.

Н. Пентина

Кировская искра. – 1985. – 14 сент.(№ 111). – С. 4; 17 сент. (№ 112). – С. 4.

275 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

 
Яндекс.Метрика /body>