Уржумская центральная библиотека

В. Карпов. О псевдониме Сергея Мироновича [Кирова]

Фамилия Киров прозвучала на весь мир. Область, города, учреждения, корабли и т. д. Что еще надо для пусть и псевдонима одного из бойцов ленинской партии? Даже уржумский нищий Вася Новогодов и тот прославился чуть ли не на весь мир, благодаря тому, что воспитывался в приюте с Сергеем Костриковым и попал на страницы книги Голубевой (которую, говорят, перед публикацией дорабатывал С. Маршак). И еще говорят, что если бы Кирова не убили, то он был бы мало кому известен – один из партийных функционеров, коим имя миллион…

Как бы то ни было, Киров есть Киров. И его уже никак не вычеркнешь из нашей ис­тории. Так откуда же взялась эта странная, на первый взгляд, фамилия, вернее, псевдоним, ведь фамилия – Костриков?.. По мнению вятских краеведов, существует две версии происхождения псевдонима Киров. Согласно первой, наиболее распространенной, Сереже Кострикову еще в детстве, в годы учения, понравился персидский полководец Кир и впоследствии в качестве псевдонима он взял фамилию Киров, образованную от этого имени.

Что же это за полководец? Кир II Великий (VI век до новой эры) – древнеперсидс-кий царь, создатель государства Ахеменидов, завоеватель Мидии, Лидии, Вавилонии. Подданные называли его «отец народов», сам себя он аттестовал так: «Я – Кураш (это вавилонская форма древнеперсидского имени Куруш, греческое – Кир. Значит «власть, право, сила», то есть является специфичным царским именем), царь Вселенной; великий царь, могучий царь, царь Вавилона, царь Шумера и Аккада, царь четырех стран, света». Это лишь фрагмент его пышной титулатуры. Стремление к мировому господству погубило Кира. Готовя завоевательный поход на Египет, он решил обезопасить тылы – северо-восточные границы своего царства – от набегов кoчевых племен, массагетов Средней Азии и предпринял поход против них.

Сначала он действовал хитростью – посватался к овдовевшей царице массагетов Томирис, но был разгадан. Тогда Кир вторгся в страну массаггетов, навстречу ему выс­тупал во главе войска сын Томирис царевич Спаргапис. Кир заманил его в ловушку – при­творно отступившими персами были оставлены вина и яства, и когда массагеты охмелели, они были захвачены в плен. Томирис, узнав об участи своего войска и сына, велела отправить вестника к Киру с такими словами: «Кровожадный Кир! Не кичись своим подвигом. Плодом виноградной лозы, которая вас также лишает рассудка, ты коварно одолел моего сына, а не силой оружия в честном бою. Так вот, послушайся теперь моего доброго совета: выдай моего сына и уходи подобру-поздорову из моей земли, после того, как тебе нагло удалось погубить третью часть войска массагетов. Если же ты этого не сделаешь, то клянусь тебе богом солнца, владыкой массагетов, я действительно напою тебя кровью, как бы ты ни был ненасытен».

Царевич в плену покончил от бесчестья жизнь самоубийством, а Кир продолжил наступление. И Томирис сдержала свое слово: в генеральном сражении персы были раз громлены, сам Кир убит. Когда труп Кира нашли, Томирис велела всунуть его голову в мех, наполненный кровью, и сказала: «Ты все же погубил меня, хотя я осталась в живых и одолела тебя в битве, так как хитростью захватил моего сына. Поэтому-то вот теперь я, как и грозила тебе, напою тебя кровью».

В этой легенде, записанной греческим историком Геродотом в V веке до новой эры, все кажется правдой, быть может, не достоверны какие-либо детали, но главное для нас – характер Кира – очерчен выпукло, рельефно: властитель жесток, коварен, он не выбирает средств, потому что руководствуется не общечеловеческой моралью, а моралью для избранных, главный тезис которой – «владыке все дозволено».

Вторая версия, имеющая устойчивое хождение, сводится к тому, что С. М. Киров взял псевдоним в честь томской актрисы Кировой. Русская фамилия Киров восходит к христианскому имени Кир, заимствованному из греческого языка в связи с хри­стианизацией Руси, в древнегреческом языке кирос, кюрос, как уже отмечалось выше, значило «власть», «право», «сила». В индоевропейских языках слова с этим корнем выражают идею деспотизма, самодержавия, самовластия. И если учесть, что псевдоним революционера является девизом его деятельности, то надо признать, что Киров в этом смысле противоречит коммунистическому идеалу устройства общества, использовать его в качестве псевдонима революционеру-марксисту неэтично. При этом – незнание не является оправданием, потому что «коммунистом можно стать только тогда, когда обогатишь свою память знанием всех тех богатств,которые выработало человечество». Слишком велика цена незнания при революционном преобразовании общества, катастрофически высока. Вообще силовые псевдонимы в партии 1912 года почему-то оказались в ходу – добавьте к имени Киров еще Сталин, Каменев и Молотов… Так считает кировский краевед Д. Захаров.

А я хочу предложить свою версию происхождения псевдонима С. М. Кирова, так как, действительно, негоже было борцу с царизмом брать псевдонимом имя царя, да и фамилия актрисы тоже могла скомпрометировать революционера. Мне кажется, Сергей Костриков был знаком с уроженцем Малмыжа Степаном Кировичем Кузнецовым. Это был крупный ученый, профессор. Начинал он ученую деятельность в Казанском университете, а затем с 1885 года стал работать библиотекарем в Томском университете. Вспомним, как мечтал Сергей поступить в этот университет и в конце концов уехал в Томск вместе со студентами второго курса Никоновым. Он-то и мог познакомить Сергея с би-блиотекарем-земляком. К тому жеС.К. Кузнецов часто бывал и в самом Уржуме (у него был свой дом в Малмыже), собирал здесь этнографический материал и даже проводил раскопки. К сожалению, его материалы не были в свое время опубликованы и, видимо, погибли после его смерти в 1913 году в Малмыже.

Не мог не знать такого человека Сергей Костриков. И отчество его натолкнуло на мысль о псевдониме… Впрочем, это тоже всего лишь предположение.

Кировская искра (Уржум) – 1997. – 27 марта (№ 36). – С. 2.

 95 total views,  1 views today

 
Яндекс.Метрика /body>