Уржумская центральная библиотека

В. Карпов. «Достойный всякого уважения»

Профессор Н. А. Шерстенников, работавший в нашем районе врачом с конца 1922 года по 30 сентября 1936 года вспоминает:

«…В ноябре 1925 года, будучи уполномоченным врачебной секции союза медиков, при поддержке подотдела здравоохранения и ведущих врачей Г. А. Скалепова и В. С. Самборского я организовал первую научно-практическую конференцию для городских и сельских медработников. На этой конференции был избран делегат на 1-й Всесоюзный съезд сельских врачей врач Ф. В. Тихвинский. Во второй половине декабря он вернулся из Москвы. Бодрым и возбужденным вбежал он в тулупе и шапке в помещение подотдела здравоохранения, горя огромным желанием рассказать всё, не доезжая до своей больницы, городским медработникам. Через четыре-пять часов в помещении уисполкома он выступил на собрании медицинских работников, на которое подъехали восемь фельдшеров с ближайших медицинских пунктов, вызванные по телефону. Ф. В. Тихвинский подробно рассказал обо всем услышанном на съезде, в особенности о том, каким вниманием он пользовался на съезде, в частности, со стороны наркома здравоохранения Н. А. Семашко.

У Тихвинского, по словам Н. А. Шерстенникова, была оригинальная биография. До 48 лет он был  священником в селе Байса, врачом стал в 1914 году… Да, действительно, Ф. В. Тихвинский был священником. И непростым священником, а членом Всероссийского крестьянского союза, депутатом II Государственной думы от Вятской губернии. В 1907 году участвовал он в издании газеты «Трудовой народ». В Думе выступал с речами по аграрному вопросу, за отмену смертной казни, от имени крестьянского союза и Трудовой группы входил в комиссию по запросам.

Его речи в Думе анализировал В. И. Ленин. В частности, в «Проекте речи по аграрному вопросу во второй Государственной думе» В. И. Ленин писал: «Различия взглядов трудовиков и социал-демократов на аграрный вопрос я уже неоднократно касался в предыдущих частях своей речи. Теперь надо разобрать один из основных взглядов Трудовой группы. Для такого разбора я позволю себе остановиться на речи священника Тихвинского… Социал-демократы не разделяют воззрений христианской религии. Мы думаем, что действительное общественное, культурное и политическое значение и содержание христианства вернее выражается взглядами и стремлениями таких духовных лиц, как епископ Евлогий, чем таких, как священник Тихвинский. Вот почему и в силу нашего научного, материалистического мировоззрения, чуждого всяких предрассудков, и в силу наших общих задач борьбы за свободу и счастье всех трудящихся, мы, социал-демократы, относимся отрицательно к христианскому учению. Но, заявляя это, я считаю своим долгом сейчас же, прямо и открыто сказать, что социал-демократия борется за полную свободу совести и относится с полным уважением ко всякому искреннему убеждению в делах веры, раз это убеждение не проводится в жизнь путем насилия или обмана. Я тем более считаю себя обязанным подчеркнуть это, что намерен говорить о своих разногласиях со священником Тихвинским, – депутатом от крестьян, достойным всякого уважения за его искреннюю преданность интересам крестьянства, интересам народа, которые он безбоязненно и решительно защищает… Депутат Тихвинский отстаивает тот взгляд, что землю нельзя покупать и продавать, что все трудящиеся имеют равное право на землю. Я вполне понимаю, что такой взгляд вытекает из самых благородных побуждений, из горячего протеста против монополий, против привилегий богатых тунеядцев, против эксплуатации человека человеком, – вытекает из стремления добиться освобождения всех трудящихся от всякого угнетения и всякой эксплуатации. За этот идеал, идеал социализма, борется социал-демократическая рабочая партия. Но этого идеала нельзя достигнуть на том пути уравнения землепользования мелких хозяйств, о котором мечтает депутат Тихвинский и его единомышленники.

Депутат Тихвинский готов честно, искренне и решительно бороться и, я надеюсь, бороться до конца, – против власти помещиков. Но он забыл о другой, еще более тяжелой, более гнетущей власти над современным трудящимся людом, о власти капитала, о власти денег…».

После роспуска Думы Ф. В. Тихвинский был лишен священнического сана, оказался, по словам Н. А. Шерстенникова, с «волчьим» билетом. Он уехал вг. Юрьев (Дерпт), где устроился в канцелярию университета и вскоре поступил на медицинский факультет, который успешно окончил в 1914 году и сразу попал на фронт первой мировой войны. С 1918 года Ф. В. Тихвинский работал врачом в Сернуре, Лажу и Шурме. В последние два года своей жизни он перешел на работу в Уржум, где был дежурантом по­ликлиники в вечерние часы. Следует заметить, пишет Н. А. Шерстенников, что Ф. В. Тихвинский обладал хорошими душевными качествами, был чутким к больным и прекрасным лектором на медицинские и общественные темы. Его лекции охотно слушали сельские жители.

Кировская искра. – 1988. – 13 сент. (№ 110). – С. 3.

 45 total views,  1 views today

 
Яндекс.Метрика /body>