Уржумская центральная библиотека

К. Верхотин. Скульптор из Уржума

Эту персональную выставку никто не отрывал. Возвращаясь под вечер с поля, крестьяне остановились у избы Василия Винокурова.

Глядели они на окна и ахали. Мать честная! Все окошко уставлено бабами, мужиками, коровами… Тут и важный гусь лапчатый, и овечка с ягненками, и упрямый баран, и забывший все на свете, кроме песен, кукарекающий красавец-петух… Все это неживое, конечно, – глиняное и маленькое.

Смеется народ, дивится, судит, ахает:

– Ну и Анюта, ну и чудеса!..

Ехал в ту пору с поля сын Василия Винокурова – Григорий. Увидел народ – испугался: должно, дома что стряслось!

Хлестнул кобылу. Спрыгнул с телеги, подбегает. И тут весь его испуг, как рукой сняло. Опять Анютюино баловство! Это она, сестра его младшая, понаделала глиняных человечков и скотов всяких да и выставила…

Кончилась «выставка» очень печально. Григорий рассердился и, увидев сестру, пустил в дело кнут. Автор выставки рыдал. Зрители расходились по домам…

Произошло это более 60 лет тому назад в деревне Русская Биляморь, под Уржумом.

***

Из Билямори в Уржум – дорога недальняя. Вот и послали девчонку на почту с письмом, Идет она простоволосая и босоногая. А в руке – узелок. В узелке письмо отцу. На конверте выведено: «Василию Лаврентьевичу Винокурову». И девочка знает, что написано в письме, потому что нынче окончила церковно-приходскую школу.

А написано там про детей Василия Лаврентьевича – про всех шестерых. Кто как растет, кто как ждет отца. И от всех шестерых ему поклоны, в том числе и от нее, Анюты Винокуровой.

Написано там про хлеб, что урожая должно хватить до рождества, что картошка нынче, наверное, не в год – мелка, что вся надежда у семьи на его‚ Василия, бурлацкие заработки.

И удивительное дело – этот поход в Уржум совсем изменил всю жизнь бурлацкой дочери. Вот как это прошошло. Старшая сестра Анюты по зимам жила в прислугах у состоятельных уржумских мещан. А у тех мещан был квартирант – учитель гимназии. Сестра не раз рассказывала Анюте про гимназию, где учат. И захотелось Анюте в гимназию, поучиться. Мечта была явно несбыточная…

Но, представьте, – сбылась. Зашла Анюта к учителю и говорит: хочу учиться, возьмите меня в гимназию. Учитель заинтересовался девочкой, да к тому же надо было ему няньку для своих детей. Так Анюта Винокурова оказалась в обществе уржумских гимназисток – купеческих и мещанских дочек.

***

Учение радостно. Радостно не только тогда, когда у тебя все есть, чтобы жить и учиться. А если тебе на неделю дают каравай хлеба и кошелку картофеля, если ты должен переходить из дома в дом к людям, которые тебя приютят на время, пока ты им нужен как помощник по хозяйству? Кажется, можно бросить все и бежать из гимназии. Но свет знаний так радостен, так сладок, что люди в те тяжелые времена шли на все лишения – и учились.

Так училась и А. В. Винокурова.

И уже в гимназии как-то получилось, что не теряла она связи с тем искусством, которому посвятила всю свою жизнь. То это были куклы, раскрашенные до того забавно что их охотно покупали уржумские барыни. То вырезанные из алебастра фигурки людей, птиц, зверей. То сделанные из воска презабавные чертенята, подсунутые в парту наибогомольнейшей гимназистке…

***

Вот и окончена гимназия. Куда идти дальше?

Уехала в Казань семья судебного следователя Чумакова, проявившая много заботы о будущем скульпторе. А в Казани – художественная школа. Они, Чумаковы, первыми открыли талант в молоденькой девушке, открыли и помогли ему развиваться. Они же помогли поступить Анюте на скульптурное отделение этой школы.

Но и здесь, в Казани, а позднее в Москве скульптор сам добывал себе средства к жизни. Выручал голос – сильный, красивый. Голос можно было продавать. За него платили. Мало, но платили. Это был хлеб, кров, одежда…

А рядом жило увлекательное искусство. Были художники-учителя – И. С. Богатырев, Н. И. Фешин. Были классы, занятия, натурщики‚ уже не биляморская, а настоящая глина, для скульптуры. А сколько было сделано превосходных учебных работ, полных выдумки, юмора, жизненных наблюдений!

1914 дол. Военная Москва. Высшее училище живописи, ваяния и зодчества. Класс скульптора С. Я. Волнухина. Здесь преподают А. Васнецов, Архипов, Касаткин. Многие здесь снято чтут традиции великих русских «передвижников». И тут же шумная орава всевозможных «истов». А. В. Винокурова с теми, кто поклоняется «передвижникам». Это – курс на реализм.

Год Великого Октября был годом окончания училища. Анна Васильевна Винокурова – дочь неграмотного бурлака из Билямори стала-таки художником!..

***

Вся дальнейшая жизнь ее связана с нашим краем. Разбуженный революцией народ хотел учиться. В школы хлынули дети тех, кого раньше с таким усердием не пускали учиться, выживали из училищ и университетов, обзывали «кухаркиными детьми», требовали: дай рубль – будешь учиться, не дашь – не будешь.

В школу пришел народ. Скульптор Винокурова пришла к народу в школу. Рабочих, крестьянских ребятишек она учила рисовать, лепить, учила любить и понимать искусство. Она открывала им Рафаэля и Репина, Родена и Айвазовского, Серова, Тициана, Краткого, Антокольского, Сурикова, Шубина, Рембрандта…

Полными пригоршнями раздавала она детям то, что могли они теперь свободно, как хозяева новой жизни, брать из величайших сокровищ культуры прошлого. Раздавала охотно то, что сама когда-то завоевывала с огромным трудом. Ценой лишений и жертв.

А как же искусство? Как скульптура?

Искусство охотно уживалась с преподаванием в школе. Анна Васильевна занималась и скульптурой. И почти все ее творчество связано с краем, где родился и вырос художник.

Теперь многие знают, что коллектив кировских скульпторов – один из передовых на периферии республики. Не бывает в наше время, пожалуй, ни одной республиканской или Всесоюзной выставки в каталогах которой не значилось бы имя ваятеля-кировчанина.

Все мы привыкли к этому как к делу обычному. Но немногие знают, что А. Винокурова когда-то была чуть ли не единственным в нашем крае скульптором с большой профессиональной подготовкой, что была она пионером в становлении у нас искусства ваяния.

Наиболее интенсивно она работает как скульптор в 30-е годы. Она впервые создала скульптурный портрет деятеля революционного движения в г. Вятке – Горбачева. Она была одним из первых местных скульпторов, получивших право участвовать во Всесоюзной выставке. На выставке «15 лет РККА» зрители хорошо приняли ее скульптурную композицию «Пограничники».

Первой среди кировских скульпторов А. В. Винокурова воплотила в скульптуре дорогой всем нам образ Сергея Мироновича Кирова. Этот образ занимает особое место в ее творчестве.

Не было в Уржумском доме-музее С. М. Кирова ни одного посетителя, который не остановился бы возле установленной во дворе музея ее работы «Юный Киров за печатанием листовок».

Юный Киров за печатанием листовок

Из всех созданных советскими мастерами резца портретов юного Кирова и композиций эта, конечно, самая лучшая, самая проникновенная.

Скульптурные портреты, барельефы С. М. Кирова, созданные Анной Васильевной Винокуровой, отличает особая теплота. Она сохранила для нас в скульптуре неповторимую кировскую улыбку, искреннюю, приветливую, она помогает нам понять и почувствовать гуманизм этого замечательного большевика, его человечность, простоту и мужество.

И сегодня многие кировчане бережно хранят в своих квартирах маленькие настольные бюсты С. М. Кирова – доброго и большого своего земляка. А. В. Винокурова сделала этот бюст еще до войны.

…Сейчас художнику 70 лет. Возраст почтенный. Но зайдите, если будете в Уржуме, в ее небольшую квартиру. Вы застанете Анну Васильевну за работой над новым скульптурным портретом Сергея Мироновича.

 282 total views,  2 views today

 
Яндекс.Метрика /body>