Уржумская центральная библиотека

В. Столбов. О Шурминском и Буйском заводах

Хлыновские купцы Александр Фирсович Прозоров и Фонифатий Иванович Дряхлов считались видными фигурами торгово-промышленном мире края. Кроме винокурения и винных подрядов, они занимались и рыбным промыслом. Именно в связи с этим промыслом им пришла мысль построить медеплавильный завод.

В мае 1730 года они послали для рыбной ловли в низовья Вятки посадского человека Тимофея Рукавишникова, который и обнаружил «в горах Шурминских» в Уржумском уезде медную руду. Купцы решили построить завод и 9 марта 1731 года получили на это дозволение Берг-коллегии. Шурминский медеплавильный завод с двумя печами начал плавку меди в 1732 году. За 13 лет работы завода (1733-1745) было выплавлено 5 036 пудов меди.

В 1747 году Прозоров, оказавшийся к этому времени единственным владельцем завода, сдал его в аренду Ивану Меньшому Мосолову сроком на пять лет.

Выходцам из Тульской оружейной слободы Мосоловым в истории отечественной металлургии принадлежит видное место. Фирма Мосоловых начала свою деятельность в составе четырех братьев, попеременно обращавшихся в правительственные учреждения с челобитными от имени всей фамилии. Алексея, Максима, Ивана Большого и Ивана Меньшого Мосоловых.

Конец 40-х и начало 50-х годов были временем высшего подъема промышленного хозяйства Мосоловых. Они успели в эти годы даже частично перебазироваться на Урал.

Итак, в 1747 году Иван Меньшой Мосолов, действовавший от имени фирмы, заключил контракт с Прозоровым на аренду Шурминского завода сроком на пять лет. Прозоров вынужден был отказаться от дальнейшей эксплуатации Шурминского завода «за одиначеством» своим и «дальностью до оного пути».

Условия аренды были чрезвычайно выгодны для тульских промышленников – они должны были платить Прозорову за каждые 100 пудов выплавленной чистой меди по 80 рублей. Если учесть, что Мосоловы получали в свое распоряжение не только производственные сооружения завода, но и рудники, сенные покосы и, что наиболее важно, приписных крестьян то уплату 80 коп. за пуд надо считать мизерным вознаграждением. Три года спустя Мосоловы решили купить Шурминский завод. 8 марта 1750 года Берг-коллегия хотя и не единогласно, но все же утвердила акт купли этого завода за 5 тысяч рублей.

К середине 1753 года братья Мосоловы владели восемью заводами, шесть из которых размещались в Европейской России и два на Урале.

14 августа 1761 года был введен в строй Златоустовский завод, долгое время являвшийся жемчужиной Южного Урала. С его постройкой связана реконструкция Шурминского медеплавильного завода. «Убогое» содержание медных рудников, с одной стороны, и стремление сохранить лес для Златоустовского завода – с другой, натолкнули нового владельца Максима Мосолова (которому Шурминский завод достался по жребию в 1760 году) на мысль изменить профиль Шурминского завода, переоборудовав медеплавильные печи в молотовые фабрики, с тем, чтобы Златоустовский завод «за вырубкою лесов впредь в краткое время в остановку не пришел». Кроме того, Максим Мосолов предполагал построить новое предприятие.

Недалеко от Шурминского завода, в том же Уржумском уезде, М. Мосолов арендовал казенную мучную мельницу, к которой он «собственным капиталом» пристроил лесопильню. Старанием его сына Антипы и внука Ивана север нее реки Камы найдены были два месторождения меди. Максим Мосолов в августе 1764 года выразил желание построить на готовой плоти не на реке Буй медеплавильный завод с шестью печами. Однако с реализацией этого намерения он не спешил и в течение двух лет не оформил своих прав на постройку завода. Лишь в марте 1766 го да он возобновил свое ходатайство, причем решил строить не только медеплавильный, но и передельный завод. Река Буй «по довольствию воды», доносил Мосолов, может обеспечить, помимо работы шести медеплавильных печей, также работу шести молотов, которые могли бы перековать чугун, доставленный с Златоустовского завода.

Место на реке Буй, обследованное представителем казанского горного начальства, было признано вполне пригодным для постройки завода. Край изобиловал лесами, «и уездные обыватели хлебопашество и сенокосы имеют только вырубая леса и сожигая оные напрасно». Тем не менее, указом Берг-коллегии 28 сентября 1767 года на реке Буй разрешалось строительство лишь молотового завода, а о медеплавильных печах было сказано, что позволение на их сооружение Мосоловым будет предоставлено тогда, «когда они отыщут довольство благонадежных руд».

Строительство Буйского молотового завода, осуществленное уже после смерти, М. Мосолова, началось 15 сентября 1768 года. Первоочередные сооружения были завершены 2 января 1769 годи, когда на единственном молоте начали передел чугуна, доставленного с Златоустовского завода.

Два сына Максима Мосолова, являвшиеся наследниками имущества, 13 июля того же года обратились в Берг-коллегию с доношением, в котором сообщали, что полюбовно поделили между собой оставшееся наследие. Старшему сыну Василию достался Златоустовский завод, а младшему Антипе – Мышегский доменный и молотовые завод с парусной фабрикой и пильной мельницей, Шурминский медеплавильный и молотовый завод, а также строившийся молотовый завод на реке Буй. За наследниками числилось долгов 70153 рубля, из которых 40153 рубля должен был погасить Василий, а 30 тысяч рублей Антипа. В дополнительных условиях была оговорена обязанность владельца Златоустовского завода в течение трех лет снабжать чугуном передельный Шурминскии завод.

Антипа Максимович Мосолов в результате раздела имущества стал владельцем двух предприятий, лишенных домен. Это обстоятельство вынудило настойчивого продолжателя стяжательских традиций рода построить Залазнинский доменный и молотовый завод, который вступил в действие 11 февраля 1772 года.

Все три завода – Шурминскии, Буйский и Залазнинский – находились вдали от района крестьянской войны под руководством Пугачева, которая прошла мимо них; ни один из них не значился не только в списке разрушенных или в какой-то мере пострадавших предприятий, но даже и в списке временно остановившихся заводов.

В 1778 году А. М. Мосолов решил выделить своего единственного сына Ивана. В челобитной, поданной в сентябре, Антипа писал: «А как оной сын мой уже дошел до совершенных лет своего возраста, то я за удобное счел по способности из тех заводов один молотовый, состоящий в Казанской губернии в Уржумском уезде, называемой Буйской, со всеми принадлежностьмн и со крестьяны уделить в собственное управление ему, сыну моему Ивану, которым по усердию своему, а особливо по знаемости в завоцком произведении и долженствует по недостатку руд отыскивать к тому заводу рудники собственно собою».

От И. А. Мосолова надлежало ожидать заявки на строительство доменного завода. Но таковой не последовало. Очевидно, неблагоприятно складывавшаяся рыночная конъюнктура оказалась сильнее «усердия» и «знаемости в завоцком произведении» молодого отпрыска Мосоловых, и он вынужден был довольствоваться скромным отцовским наследием. Правда, малосущественные изменения в хозяйстве отца и сына были все же внесены. Так, 13 апреля 1784 года Антипа Мосолов обратился в казенную палату Вятского наместнического правления с просьбой разрешить ему расширить Шурминский передельный завод, три молота которого не справлялись с переделом чугуна Залазнинского завода в железо. Вследствие того, что речка Шурминка, писал приказчик, «водою недовольна и показанные 3 молота за оскудением воды действовать всегда не могут», Мосолов решил на той же Шурминке, в версте от старого завода, на месте, где стояла лесопильная мельница, построить еще один передельный завод с одним действующим и одним запасным молотом. Оба передельные Шурминские заводы Антипа Мосолов передал своему сыну Ивану в 1786 году после его выхода в отставку в чине поручика.

Владея двумя Шурминским и Буйским заводами, поручик Иван Мосолов был лишен хозяйственной самостоятельности, ибо все его предприятия были передельными и находились в прямой зависимости от поставок чугуна с Залазинского завода. Эту самостоятельность И. Мосолов приобрел лишь после пуска Шурма-Никольского завода.

Антипа Мосолов намеревался построить пробную «доменку» на речке Шурме еще в 1784 году, но Вятская казенная палата отказала в праве заводовладельца на эксперимент. Тогда отец и сын Мосоловы в начале 1780 года решили построить на той же речке Шурме рядом с двумя передельными заводами одну домну в двух-трех верстах от бывшего медеплавильного завода. Разрешение на постройку завода было получено 10 июля 1780 года. Новый завод с домной и двумя молотами, получивший наименование Шурма-Никольского, начал плавку чугуна 18 февраля 1788 года.

В итоге развития промышленного хозяйства отца и сына Мосоловых к концу XVIII века за Антипой значились Мышегский и Залазнинский заводы, а за его сыном Иваном – Шурма-Никольский, Шурминский и Вуйский заводы.

Рассмотрим динамику развития промышленного хозяйства Мосоловых. В течение XVIII века в их владение входили как построенные, так и купленные заводы.

Наряду с Мышегским, Шанским, Гиревским, Архангельским, Непложским, Назе Петровским, Кано-Никольским, Вытошевским, Златоустовским, Уфалеевским, Залазнинским и Суховязским заводами Шурминский (в 1750 году куплен у Прозоровых как медеплавильный, затем стал передельным и доменным), Буйский молотовый, а затем и доменный (пущен 2 января 1700 года), Шурма-Никольский доменный (пущен 18 февраля 1788 года).

Таким образом, на протяжении XVIII века Мосоловы в общей сложности владели 15 металлургическими заводами, из которых два были медеплавильными, а 13 – доменными и молотовыми. Из числа всех заводов 13 Мосоловы построили сами и купили. Однако следует учитывать, что одновременно 15 заводами Мосоловы никогда не владели. Максимальный объем их промышленного хозяйства падает на первую половину 50-х годов XVIII века, когда оно включало 9 заводов. Уничтожение заводов, совершенное под давлением фаворита императрицы графа А. И. Шувалова, а также затянувшийся раздел имущества весьма болезненно отразились на состоянии каждой из частей хозяйства. Мосоловы возобновили строительство в 60-х годах, и, хотя до крестьянской войны построили еще пять заводов, это не обеспечило прироста хозяйства, так как за это же время они продали четыре завода, в том числе такие крупные, как Златоустовский, Назе-Петровский и Уфалеевский. В итоге к концу XVIII века у Мосоловых осталось только восемь заводов – два в Европейской России и пять на Урале.

Следует отметить, что если в первой половине XVIII века русская металлургия стояла на первом месте в мире, впереди Англии, то во второй половине века русская металлургия стала заметно отставать от английской. Вятские чугунолитейные, железоделательные и медеплавильные заводы стали переживать упадок. Они были сравнительно небольшими и не могли выстоять на рынке под давлением мощных уральских горных заводов, которые оправились от потрясений крестьянской войны под предводительством Пугачева и вновь заработали полным ходом.

В 1781 году Шурминский и Буйский заводы встали, якобы «по истощении рудников».

Кировская искра. – 1980. – 23 окт. (№128). – С. 4;

30 окт. (№131). – С. 4; 13 нояб. (№136). – С. 4.

 622 total views,  1 views today

 
Яндекс.Метрика /body>