Уржумская центральная библиотека

В. Карпов. Знают и помнят

к 70-летию Е. П. Замятина

Евгения Петровича Замятина знают и помнят многие уржумцы. И те, кому приходилось с ним сталкиваться в жизни, и те, кто читал его басни и фельетоны, статьи в «Кировской искре», в других изданиях, его сборники «Волчок», «Басни, лирика сатирика», «Шутки  шутками…», «Не смехом единым». И все знающие его ощущали так или иначе влияние этой большой и талантливой личности, человека сложного, твердого и принципиального когда дело касалось его убеждений, когда надо было бороться за правду и справедливость. Всякая подлость, нечистоплотность, особенно ложь, обман вызывали у него гнев и брезгливость.

И в то же время это был очень добрый по своей натуре человек. Он всегда был готов помочь нуждающемуся всем, чем мог, поддержать, посоветовать, научить. Особенно это чувствовали работники редакции, где он до 1975 года  был ответственным секретарем. Через его руки проходили сотни всевозможных газетных материалов, самых различных жанров и авторов. И все их он прочитывал самым тщательным образом. Человек высокой культуры, Евгений Петрович был абсолютно грамотен, ни одна ошибка, и не только орфографическая, но и смысловая, логическая, иногда и фактическая, не ускользала от его зоркого глаза.

Бывало, принесешь ему оригинал с заметкой, сядешь напротив, а он вслух при тебе читает каждое слово, уточняет, спрашивает, почему написал так, не лучше ли будет несколько исправить. Иногда и сам удивляешься, как это, действительно, такой казус не заметил. И все работники редакции были глубоко признательны Евгению Петровичу за такую учебу, никто никогда не обижался, понимали, что все правильно, все справедливо.

Много внимания уделял Евгений Петрович начинающим авторам, иногда совсем юным, написавшим первые в своей жизни стихи. Умел Евгений Петрович в тех неуклюжих наивных строчках заметить удачную мысль, слово, образ; объяснял ошибки, советовал учиться этому нелегкому совсем делу упорно и настойчиво, ис­кать, переписывать заново, словом, работать.

Всегда метки и справедливы были отзывы Евгения Петровича о стихах других, иногда очень популярных наших поэтов. Его критическая заметка о стихах, напечатанных в журнале «Волга», была опубликована в «Литературной газете». Пародии на стихи некоторых поэтов вошли в его сборники. Особенно строго Евгений Петрович подходил к оценке творчества поэтов, занимающих высокое служебное положение. Халтуру он ненавидел во всех ее проявлениях.

Интересно было слушать рассказы Евгения Петровича о своей работе в Уржумском колхозном театре, сначала электромонтером, а затем художником. Это было время творчества и исканий, напряженнейшей работы, когда сутками приходилось рисовать эскизы, делать макеты для оформления спектаклей. Обо всем этом Евгений Петрович хорошо написал в своих воспоминаниях «Театр в Уржуме», опубликованных на страницах «Кировской искры», а также в краеведческом сборнике «Вятка» за 1981 год.

Позднее, уже работая в «Кировской искре», Евгений Петрович делал гравюры на дереве, в том числе и для газеты. Немало на ее страницах в те годы было помещено портретов передовиков производства, известных людей района, писателей, поэтов. Да и сам заголовок «Кировской искры» был вырезан его рукой.

И герб города Уржума, 400-летие со дня основания которого мы готовимся отмечать, – тоже замятинский.

«Проживет этот город
без меня и без многих,
но без праведных
граду стояния нет».

Так писал Евгений Петрович в одном из стихотворений. Именно праведником в лучшем смысле этого слова и был он сам.

В. Карпов

Кировская искра. – 1983. – 10 сент. (№ 109). – С. 4.

Принимаю гостей

Общение с людьми
обогащенье
духовное приносит.
Потому
вопрос о госте
и об угощенье
решать бы не желудку,
а уму… Подумав так,
созвал гостей на праздник.
И хоть голодных, знаю, нет меж них,
ломился стол от яств разнообразных,
лишь не было там жидкостей спиртных.
Мы говорили о литературе,
о тех, чья жизнь прославила наш край,
о подлинном искусстве,
о халтуре,
и попивали…
ароматный чай.
Так просидели гости до рассвета
и трезвые отправились домой.
Товарищ Градусов, однако, мне заметил:
«А чай-то…
пережиток, милый мой!»

Бывает…

Жена да муж –
велик ли коллектив?
И даже тут –
случайно,
не случайно –
один живет, воды не замутив,
ну, а другой,
наоборот, –
начальник.
Со счета сброшены
и ранги, и чины,
и все у них
как будто сладко-гладко:
иному рай
под пяткою жены,
иной –
самой
приятно быть под пяткой.
В обоих случаях
супружеский дуэт являет признаки
устойчивой погоды.
…Но и в семье
порой порядка нет
когда не та фигура верховодит.

Расстрел влюбленного

Я в данном случае –
ружье
с обоймой неприятных сведений:
во-первых, вы не первый у нее,
а во-вторых, конечно, не последний.
Каких парней она сожгла!
Скольких, натешившись в охотку,
с ума, проклятая, свела!..
Забудьте,
разлюбите…
водку!

Прежде и теперь

Прежде
времени было мало.
Даже
газет не читал, бывало.
Даже
на письма не отвечал.
Даже
природные неотложности
лимитировал по возможности –
недосыпал,
не жевавши глотал…
А теперь-то
другое дело!..
В телевизоре
что-то перегорело…

Опять – о ней

Этапы дня пережитого
припоминаю перед сном:
то скверно,
это бестолково…
И все ж… неплохо
в основном.
Дышали стены никотином…
Топтался дождик под окном…
Болели зубы…
Жал ботинок…
Все было в норме
В основном.
…Критиковали так и этак
да при начальстве областном!
Голосовали напоследок:
мол, все в порядке.
В основном.
Опять о ней, о русской речи…
Тот день сочту счастливым днем,
когда штампованных словечек
не будет слышно.
В основном.

 

 159 total views,  1 views today

 
Яндекс.Метрика /body>