Уржумская центральная библиотека

Р. Н. Полякова. Юнга Северного флота

Когда началась Отечественная война, Геннадию Торчкову было всего лишь 13 лет. Сначала ушёл на фронт отец, работавший фельдшером, затем туда с госпитальной аптекой уехала мать-фармацевт. На Дальний Восток призвали старшего брата, и остались они вдвоём с младшим братом.

Геннадий Дмитриевич Торчков

Трудно жилось подросткам. Быстро съели все продовольственные припасы, оставленные родителями, неумело расходовали денежное пособие, не хватало хлеба, получаемого на иждивенческие карточки. Тогда Геннадию посоветовали устроиться работать на радиоузел, а учиться в вечерней школе.

Весь день, слушая сводки совинформбюро, мальчишка решил, что его место на фронте и в ноябре 1943 года, надев телогрейку, сапоги, шапку, завернув в местную газету горбушку хлеба, заявил, что едет воевать. Никто этого всерьёз не воспринял. А Геннадий сел в поезд и поехал из Юрьи в Киров, где увидел воинский эшелон и спокойно добрался с ним до Шахуньи. Там неожиданно всех солдат вывели на построение, а он, оставшись в вагоне, залез под скамейку, где его быстро обнаружили.

– Кто? Откуда? – спрашивают.

Геннадий молчит. Стали осматривать содержимое вещевого мешка, и местная газета выдала его.

Беглеца посадили в обратный почтовый поезд и с сопровождающим доставили в железнодорожную милицию пос. Юрья. Долго расспрашивал его следователь, затем воспитывала секретарь райкома комсомола. Молча выслушал он наставления начальника радиоузла, который снова принял его на работу.

Весна 1944 года. По радио сообщают, что наши войска уже вышли на границу с Польшей, освобождают Румынию и Болгарию, газеты пишут о героических подвигах советских людей всех возрастов, и Геннадий снова собрался на фронт. На этот раз он взял с собой самодельный пистолет, из которого метко стрелял.

Зашёл в военкомат и попросил устроить брата в детский дом, а сам сел в поезд и отправился в Киров. Здесь его снова поймали и опять отправили обратно в Юрью, в милицию, в камеру…

Опять долго беседовал с ним следователь, куда-то звонил, затем разговаривала секретарь райкома комсомола, но Геннадий упрямо твердил своё:

— Всё равно, я уеду на фронт!

И каково же было его удивление, когда в кабинет вдруг вошёл морской офицер. У Геннадия глаза заблестели, и появилась надежда, что этот военный обязательно выслушает и, возможно, поймёт его.

— Этот, что ли? — спрашивает у следователя капитан-лейтенант. И уже, обращаясь к Геннадию, говорит:

— Хочешь во флоте служить?

— Хочу, — отвечает беглец, с восторгом глядя на кортик офицера и забыв о том, что когда-то мечтал о службе в танковых войсках.

— Ну, тогда собирай документы, обязательно принеси письменное согласие родителей. Да подбери еще четверых таких же решительных парней.

— У меня родители на фронте.

— Ну, тогда возьми рекомендацию райкома комсомола.

Быстро собрал паренёк всё, что нужно, друзей нашёл, прошёл медицинскую комиссию и уже 9 августа 1944 г. был отправлен в Киров, где его ждали ещё 25 таких же будущих моряков.

Совершенно случайно здесь, в Кирове, он повстречался с матерью, возвращавшейся домой. Она его и проводила на другой день в Мурманск.

Вот и сбылась наконец-то мечта подростка. В 16 неполных мальчишеских лет его взяли юнгой на один из боевых катеров Северного флота.

Конечно, была строевая подготовка, знакомство с уставами, военной техникой, стрельба из винтовки и автомата.

Уже 9 сентября Геннадий Торчков принял присягу, получил обмундирование, автомат и стал настоящим воином.

Он попал на один из катеров, который охотился за вражескими подводными лодками, высаживал на берег десант. Опекал его старшина, боцман катера. Терпеливо разъяснял он Геннадию все его обязанности. Предостерегал от возможных ошибок, не пускал некоторое время на палубу.

Боевое крещение юнга Торчков получил в районе полуострова Рыбачий в порту Линахамари в октябре 1944 года, когда их катер высаживал на берег десант. Вот тогда и ранило его осколком в правую щёку, но всё обошлось благополучно.

Через некоторое время на катер поступил приказ отправить Геннадия Торчкова учиться в школу юнг. Эта школа из Кронштадта в 1942 году была переведена на Соловецкие острова. Здесь Геннадий повстречал своих земляков-кировчан, которые были направлены вместе с ним на Северный флот. Юнгам наряду с учёбой пришлось очень долго очищать от мин многочисленные северные озёра.

В этой школе он освоил специальность электрика. Школу юнг Геннадий окончил в 1945 г., а воинскую службу завершил в мае 1951 года.

После окончания Кировского медучилища Геннадий Дмитриевич 37 лет работал зуботехником в Уржумской районной больнице. На его груди знак «Юный участник Великой Отечественной войны», медали Ушакова, «За победу над Германией», «За оборону Заполярья» и другие.

А в г. Кирове, оказывается, до сих пор существует совет ветеранов школы юнг, который проводит встречи, интересуется судьбой своих товарищей по службе на Северном флоте.

(24 июля, 2004)

 81 total views,  1 views today

 
Яндекс.Метрика /body>