Уржумская центральная библиотека

В. Ю. Шеин. Оперные постановки на уржумских сценах в первой половине ХХ века

«Город наш далеко не беден общественными удовольствиями, и в этом отношении не только не отстаёт от других городов губернии, но даже оставляет за собой многие из них, более многолюдные», – писал в конце XIX века в «Вятские губернские ведомости» житель города Уржума, поклонник исполнительского мастерства местных самодеятельных артистов. Ещё задолго до постановок на уржумских сценах опер (полностью) в певческом искусстве пробовали себя многие самодеятельные артисты. Это подтверждается не только воспоминаниями старожилов, но и программками различных выступлений.

В 1896  году в Уржуме под театр было оборудовано одно из зданий благотворительного общества. Его назвали «Народной аудиторией». Располагалось оно между зданиями приюта и казармой, то есть внутри территории между современными улицами Рокина и Пирогова. Вверху были зрительный зал, сцена и фойе, а внизу – гримировочная, раздевалка и буфет. Расходы по «Народной аудитории» взял на себя местный ле-сопромышленник С. И. Стародубцев – благотворитель не только этого заведения, но и многих других в городе Уржуме. Он помогал самодеятельным актёрам и режиссёрам материально, и, если требовалось, мог сказать за них веское слово перед местными властями.

Благодаря этому коллектив театра рос, и к 1917 году в нём было уже около 40 человек. В Уржумском краеведческом музее хранятся несколько печатных программок спектаклей и концертов. Самая ранняя из них датирована 3 апреля 1905 года. В ней зрителей приглашают на концерт, в котором среди других представлены хоровые номера «Ой не буйный ветер» из оперы Бородина «Князь Игорь», «Соловушка», «Вдоль по улице молодчик идёт».

Музыкальные кружки существовали в Уржуме задолго до революции. В их составе на уржумской сцене с концертами выступали инспектор народных училищ И. С. Деренков, его жена Е. А. Деренкова, жена председателя земской управы В. П. Депрейс, врачи П. А. Спасский и А. В. Бодров, судейские чиновники А. Л. Тупицын и В. И. Виноградов. Учитель пения женской гимназии И. А. Лютин готовил постановки для взрослых и учащихся, а также хоровые выступления, в которых с удовольствием участвовали представители этого учебного заведения. Успехом пользовались поставленные им оперетта «Спящая царевна» и в 1915 году спектакль по пьесе К. Лукашевича «Весёлые дни».

В реальном училище постановками, кроме Лютина, руководила учительница музыки Л. Е. Шеховцева. Даже на квартире она устраивала не только репетиции, но и небольшие концерты для знакомых. Они воспитывали в учащихся любовь к музыке, к драматическому искусству. Не случайно, что после окончания учебных заведений городская молодёжь пополняла ряды музыкально-драматического коллектива при «Народной аудитории».

В концерте, который устраивал оркестр любителей пения 23 июня 1918 года, было 10 сольных и оркестровых номеров. В числе основных значились ария «На воздушном океане» из оперы Рубинштейна «Демон» в исполнении Ф. Л. Ларионова и струнного оркестра, каватина «Любви роскошная звезда» из оперы Глинки «Руслан и Людмила», увертюра из оперы Гуно «Фауст». В числе исполнителей различных музыкальных номеров

значились Н. А. Руфина, О. П. Спасская, свободная художница-пианистка К. Н. Львова, Е. В. Митянина. Оркестром дирижировал В. И. Виноградов.

Среди воспитанников женской гимназии, где первые годы жизни в Уржуме трудился Ф. Л. Ларионов (с 1902 года), учитель выявил несколько девушек, имеющих хорошие голоса и желающих принимать участие в самодеятельных постановках. В числе их

была и А. В. Винокурова (в будущем известный вятский скульптор, автор бюстов и памятника С. М. Кирову). Имея некоторые артистические способности и неплохой голос (меццо-сопрано) и вдобавок к этому такие черты характера, как смелость, напористость и неунывающий нрав, её принимают в труппу театра.

Этим увлечением она подрабатывала позднее, когда училась в Казани и в Москве, в том числе и в профессиональных хорах. В 1918 году Анна Васильевна перебирается из Москвы в Уржум и поступает в самодеятельную драматическо-музыкальную труппу. Она со временем прекрасно гримировала актёров и пела, например, исполняла партию няни в опере «Евгений Онегин», которую на сцене уржумского городского театра ставил А. В. Новиков. Участвовала также в танцевальных номерах спектакля. Исполняла и другие роли.

С 1907 года Ф. Л. Ларионов по совместительству вёл ещё чистописание и рисование в первом классе во вновь открытом Уржумском реальном училище, куда через год он переходит полностью на основную работу. Созданным им уже в этом учебном заведении театром были подготовлены детские оперы «Красная шапочка», «Кот в сапогах», «Квартет» и классические произведения: «Ревизор» Гоголя и «Недоросль» Фонвизина. В опере «Жизнь за царя», поставленной в Уржумском реальном училище в 1913 году, Фёдор Логинович исполнял партию Сусанина. Он, как и другие участники труппы, изготавливал декорации и костюмы. Исполнителями ролей были учителя, врачи, судейские и земские чиновники и их жёны.

Учащиеся женской гимназии тоже принимали участие в представлении, Александра Ситникова исполняла партию Вани, а Таисия Романова – партию Антониды. Представления этой оперы шли в училище и в «Аудитории», рассчитанной на 300 мест, причём представления давались несколько раз при переполненном зале. После «Жизни за царя» в реальном училище была поставлена опера «Аида». Шла она под аккомпанемент рояля. Этот стало уникальным событием для небольшого уездного города Вятской губернии. В своих воспоминаниях С. Д. Селюнин отмечает (1), что участниками этой оперы были в основном уржумские гимназистки и ученики реального училища старших классов. Он называет фамилии исполнителей главных ролей: Т. Романова, Н. Селюнина, М. Вержинская, А. Шерстенникова, В. Печёнкин, А. Девятова, А. Мамаев. На сцене были подготовлены ещё и танцы жриц и маленьких эфиопов. Ф. Л. Ларионов пел партию отца. Поставила «Аиду» и готовила в течение нескольких месяцев молодых певцов уржумская учительница музыки Лидия Евгеньевна Шеховцева. Её упорный труд не пропал даром. Опера шла с громадным успехом несколько раз.

После Октябрьской революции постановки спектаклей в Уржуме самодеятельными артистами продолжались с ещё большим размахом. Состав музыкально-драматического коллектива доходит до 40 человек и более. В это время в городе начинает работать профессиональная оперная труппа под руководством выпускника музыкально-драматического училища Московского филармонического общества (образование в нём приравнивалось к консерватории) Александра Васильевича Новикова. Семья которого, скорее всего, спасаясь от голода, а может быть, и «по распределению» переехала из Москвы в Уржум, откуда родом была его жена. Ксения Николаевна (окончившая это же учебное заведение – в будущем ГИТИС – с аттестатом первой степени), будучи прекрасной пианисткой, давала сольные концерты и вела педагогическую работу. Вот так столичная творческая интеллигенция пошла «в народ».

Б. П. Спасский в воспоминаниях, озаглавленных «Уржумская опера (1919–1924 гг.)» (2), писал: «Организатором оперы, художественным руководителем и режиссёром был А. В. Новиков. Он обладал сильным, мягким басом и получил высшее образование в Москве. В 1919 году он получил командировку в Уржумский отдел народного образования на должность заведующего сектором политпросвета. В этот период город привлекал своим местоположением и тишиной много приезжающих из Петрограда, Москвы и других городов. Ознакомившись с обстановкой, музыкальными возможностями художественно одарённых горожан, А. В. Новиков при поддержке местных любителей музыки решил поставить несколько оперных спектаклей. Это было связано с некоторыми трудностями. Здание «Народной аудитории», где возможно было давать представления, принадлежало благотворительному обществу.

Реквизита и декораций, пригодных для постановки планируемых опер не хватало. На некоторые («Фауст», «Демон») не было даже костюмов». Но всё изменилось, когда за дело взялся профессионал. С 1919 года оперы представляли собой уже полные спектакли с сольными исполнениями ролей. Декорации оформляли учителя рисования Н. Н. Попов и Ф. Л. Ларионов. Уржумской чрезвычайной комиссией руководителю труппы были даны полномочия: подбирать от местного купечества костюмы, мебель, драпировки, различные ткани, прочий реквизит для дальнейшего оборудования театрального помещения «Народной аудитории». Благодаря этому решению артисты выступали в роскошных костюмах из

атласа, шёлка, бархата, парчи. Например, замечательным было царское облачение Бориса Годунова, ничуть не уступали ему одежды Лжедмитрия, Марины Мнишек и других актёров (в соответствии с изображаемой эпохой), исполнявших роли в спектаклях. Представления шли не только с хором, но и с балетными номерами. Оркестра по-прежнему не было. Аккомпанировала на пианино К. Н. Львова-Новикова».

Полагаю, что читателю будет интересно узнать, кто же этот энтузиаст. Александр Васильевич Новиков – оперный и камерный певец, педагог, родился 26.11./6.12.1888 года близ города Коврова Владимирской губернии в семье крестьянина, где все любили петь. Среди десятерых детей он был самый младший. Голос Александра был высоким и чистым, с девяти лет он начинает петь в местном церковном хоре. В 11 лет мальчик осиротел. В последующем он окончил техническое училище в Коврове, затем поступил в Московское техническое училище и был направлен в Германию для продолжения учебы. Закончив Дрезденское высшее техническое училище, он получил диплом инженера-строителя. Но, очевидно, это образование не удовлетворяло Александра Новикова. Его тянуло к творчеству. Результатом стало поступление в музыкально-драматическое училище Московского филармонического общества в класс Маргариты Александровны Эйхенвальд, которое он окончил в 1918 году. Но его выступления на сцене начались гораздо раньше. В 1913 году он участвовал в концертах и пел на оперной сцене в Москве – «Свободный театр» и Опера С. Зимина, возможно, в некоторых постановках даже с Фёдором Шаляпиным (конечно, Новиков играл второстепенные роли, ведь он ещё только учился этому искусству). Но уроки прославленного певца не прошли даром, многие из исполняемых Александром Васильевичем в последующие годы оперных партий схожи с репертуаром Шаляпина.

После уржумского периода творческой деятельности были выступления в Киеве, Баку (антр. П. Амираго), Казани, Саратове, Самаре, Нижнем Новгороде, Екатеринославе, Вятке, Орле, Гомеле, Луганске, Ростове-на-Дону, Брянске, Кисловодске, Астрахани, Сталинграде. Он исполнял партии центрального баса. За большой вклад в оперное искусство в 1935 году А. В. Новикову было присвоено звание «Заслуженный артист РСФСР».

Свердловск, где он поселился с семьёй, стал для Александра Васильевича родным городом. Его лучшими партиями на сценах страны были: Сусанин («Иван Сусанин» («Жизнь за царя») М. Глинки), Мельник («Русалка» А. Даргомыжского), Борис Годунов («Борис Годунов» М. Мусоргского), Гремин («Евгений Онегин» П. Чайковского), Мефистофель («Фауст» Ш. Гуно) и многие другие из произведений М. Глинки, А. Даргомыжского, М. Мусоргского, Н. Римского-Корсакова, П. Чайковского, А. Рубинштейна. Большую часть из них в своё время исполнял Фёдор Шаляпин. Новиков, как и прославленный русский певец, включал в свой репертуар русские народные песни. Работая в Уральской консерватории, он воспитал много замечательных оперных певцов, в том числе Бориса Штоколова. Умер А. В. Новиков 1 марта 1967 года в Свердловске от инфаркта.

Профессионал-исполнитель А. В. Новиков в Уржуме сумел сплотить вокруг себя талантливых местных певцов-любителей. Как отмечают старожилы этого небольшого провинциального города, исполнительский уровень певцов был очень высоким. Под деятельным руководством Новикова ставились оперы «Русалка» Даргомыжского, «Демон» Рубинштейна, «Фауст» Гуно, «Евгений Онегин» Чайковского, «Борис Годунов» Мусоргского и другие.

Оперы шли в сопровождении рояля. В разучивании большинства сольных партий помогала Ольга Павловна Спасская. А. В. Новиков (в нём явно дремал будущий педагог-наставник) с большим энтузиазмом взялся за организацию сценической деятельности уржумских самодеятельных артистов. Личным примером он вдохновлял коллег, учил тому, что знал сам, каждодневно, находясь рядом, помогал им совершенствовать исполнительское мастерство. Александр Васильевич всегда был элегантно одет, вежлив и приветлив со всеми.

В операх участвовали А. В. Новиков, Н. А. Топильский, А. П. Домрачев – бас, Ф. Л. Ларионов – баритон, Н. А. Владимирский, С. Д. Селюнин и Е. М. Кубанин – тенор, М. А. Тарасова – сопрано, Л. П. Овчинникова – лирическое сопрано, Н. Д. Селюнина и Т. Романова – драматическое сопрано, З. Н. Львова, А. В. Винокурова и Д. В. Богданова – меццо-сопрано. Например, А. В. Новиков исполнял на уржумской сцене наиболее ответственные и очень разные по сценическому воплощению партии (Борис Годунов, Сусанин, Мельник, Демон, Мефистофель, Гремин). Ведущие партии также исполняли: Ф. Л. Ларионов, как солист-баритон, (Демон, Онегин в известных операх, Валентин в «Фаусте», Грязной в «Царской невесте», Рангони в «Борисе Годунове» и другие), Н. А. Владимирский (Князь, Фауст, Ленский, Самозванец), учительница Л. П. Овчинникова (Русалка, Тамара, Маргарита), Н. Д. Селюнина (Татьяна), Д. В. Богданова и О. А. Ивановская (Ольга), Т. Романова (Русалка). Большим успехом у зрителей пользовались выступления балерин Тапильской и Клавдии Тутанской.

В каких условиях выступали уржумские артисты? Сцена «Аудитории» была площадью около 36 квадратных метров и возвышалась над уровнем пола зрительного зала на 1 метр. Небольшие размеры сцены и зала облегчали подбор певцов, не требовалось особо сильных голосов. К моменту организации у профессиональной труппы не было постоянного технического персонала: гримёров, суфлёра и некоторых других. Их быстро нашли. В Уржуме только начиналась эра электрификации, и одним из первых им было оборудовано именно здание «Народной аудитории». Местные театралы умудрялись удивлять публику. Например, в спектакле «Борис Годунов» артист, игравший роль князя Курбского, выезжал на сцену на живом коне. Как вспоминал старожил города Б. П. Спасский, сценические эффекты, конечно, не могли быть такими, какими сопровождается представление на сценах театров больших городов. Но для Уржума они были вполне достаточными. Вот, например, как было поставлено первое явление Мефистофеля в опере «Фауст». На сценах, оборудованных подъёмными механизмами, Мефистофель появлялся из-под пола. На сцене в «Народной аудитории» он был спрятан в тёмном камине и не был виден зрителям. Когда Фауст произносил слова: «Ко мне, злой дух!», камин освещался красным светом и из него Мефистофель появлялся на сцене. В опере «Борис Годунов» некоторые массовые сцены по причине малой сценической площади и низкого потолка не могли быть поставлены в Уржуме. Так, был опущен выход царя Бориса к народу. В то же время эти кажущиеся недостатки приближали актёров к зрителям, что способствовало пониманию действия, слова в речитативе и пении были хорошо слышны даже на последних рядах.

Выступления оперного коллектива имели грандиозный успех, ведь жители провинции до этого времени не могли увидеть почти профессиональное представление произведений русской и зарубежной оперной классики. Зал «Народной аудитории» заполнялся до отказа, спектакли повторялись по несколько раз. И это вдохновляло коллектив труппы.

Но не только уржумцы наслаждались прекрасными голосами и игрой самодеятельных артистов. В 1922 году Новиков поставил оперу Россини «Севильский цирюльник». С этим спектаклем оперная труппа выехала на гастроли в Вятку, где ей тоже сопутствовал большой успех.Зрители с восхищением воспринимали игру артистов. А те в свою очередь очень старались, чтобы всем понравились их представления. В последующем режиссёр Уржумского колхозного театра Г. К. Крыжицкий отмечал, что само создание оперной труппы в небольшом городе, удалённом от губернских центров, было совершенно исключительным случаем в истории провинциального театра.

Оперная труппа существовала бы и дальше, но уехал руководитель и исполнитель главных партий А. В. Новиков, некоторые другие артисты. Замечательные постановки оперных спектаклей и концерты под руководством А. В. Новикова ещё долго помнили в Уржумском уезде (районе).

Передо мной рукописная программка оперы «Борис Годунов» в постановке А. В. Новикова. Среди главных действующих лиц указаны А. В. Новиков (царь Борис), О. Ивановская (царевич Фёдор), Попова (царевна Ксения), З. Львова (мамка), Богданова (Марина Мнишек), Владимирский (самозванец), Селюнин (Шуйский), Ларионов (Рангони), Тапильский (Варлаам), Домрачев (Пимен), Стефанов (ближний боярин), Никифорова (хозяйка корчмы). Вела оперу свободный художник-пианист К. Н. Львова-Новикова.

Уезжая из Уржума, А. В. Новиков увозил с собой документ отдела народного образования. «Настоящая справка выдана Новикову Александру Васильевичу в том, что, заведуя музыкальным сектором политпросвета в Уржумском отделе народного образования, он организовал оперный коллектив, в котором, работая в качестве актёра (бас) и режис-

сёра в 1919–1924 г. и выступая в главных ролях, неизменно пользовался большим успехом. Поставленные силами этого коллектива под умелым руководством т. Новикова А. В. оперные спектакли («Русалка», «Борис Годунов», «Демон», «Евгений Онегин», «Фауст» и др.) и концерты, как в г. Уржуме, так и в уезде, имели большое значение в деле культурного обслуживания местного населения в первые годы после Октябрьской революции. Кроме того, трудами т. Новикова в г. Уржуме были созданы оперная студия и народная музыкальная школа, сыгравшие не менее важную роль в деле художественного воспитания молодёжи. Работая в той и другой в качестве ближайшего руководителя, т. Новиков отдавал этому делу много времени и сил и пользовался вполне заслуженной любовью и уважением своих многочисленных учеников. Зав районо (подпись). Секретарь (подпись) Костицына. 1924 г.»

Когда в 1924 году оперный коллектив был расформирован и прекратил своё существование, при профклубе был образован драматический коллектив, руководить которым стал Ф. Л. Ларионов. Часть артистов перешла вместе с ним, и постановки музыкальных спектаклей возобновились. В этот же год сгорело здание «Народной аудитории», и вместо него в последующие годы под театр был переделан бывший склад купца Шамова, располагавшийся в центре города на улице Советской. Здесь началась новая эра уржумских постановок.

Далее хотелось бы привести отрывок из воспоминаний бывшего актёра и режиссёра Вениамина Павловича Полякова «Об Уржуме, уржумском театре, артистах и спектаклях» (3): «В июле, августе 2003 года, я отдыхал в Уржуме – моем родном городе, где не был уже 8 лет. Волею случая, проживал я в доме Лидии Михайловны Шумихиной, что на углу улиц Гоголя и Подгорной. Дом этот знаком мне с незапамятных времен и новая встреча с ним воскресила в памяти целый ряд воспоминаний. Когда-то дом принадлежал земскому врачу Львову, потом в нем жила семья народного артиста Александра Васильевича Новикова, который был женат на дочери доктора Львова Ксении Николаевне.

А. В. Новиков в начале 20-х годов поставил на уржумской сцене много оперных спектаклей, в которых сам исполнял главные роли (партии): Мефистофеля – в «Фаусте», Мельника – в «Русалке», Демона – в «Демоне» и многие другие. Оперная труппа существовала в Уржуме несколько лет. Затем Новиковы уехали в город Свердловск (Екатеринбург). Руководить коллективом стал Ф. Л. Ларионов.

Обыкновенно каждое лето Новиковы приезжали в Уржум; город наш они очень любили (продолжалось это до начала 60-х годов прошлого века. – В. Ш.). Приезжали всей семьей. Когда Новиковы появлялись в городе, в их доме собирались все уржумские «меломаны»: Ф. Л. Ларионов, И. С. Деренков, И. С. Кулигин, Н. А. Владимирский, К. С. Юркин, З. Н. Спасская, Э. В. Самарцева, А. В. Винокурова, Л. В. Польнер и многие другие. Домашние концерты в доме Новиковых были известны всему городу.  Их можно было услышать каждому желающему.

Окна в доме были открыты. Музыка, оперные арии, романсы были отлично слышны «публике», которая располагалась вокруг дома на зеленой травке. Тех, кто имел право доступа в дом, считали счастливчиками. Этим правом иногда пользовался и я.

Оперный коллектив 1 мая 1920 года, Уржум

первый ряд (сидят слева направо) певицы А. Е. Ямщикова, О. А. Ивановская, Наташа Ивановская или дочь 3. Н. Львовой (?), 3. Н. Львова, хористка и гримёр А. В. Винокурова;
второй ряд (сидят слева направо) пианистка О. П. Спасская, хористка О. М. Богатырёва, Н. А. Тапильский, А. В. Новиков, пианистка К. Н. Львова-Новикова, И. А. Владимирский, Д. В. Богданова, певица Т. Романова, балерина Тапильская;
третий ряд (стоят слева направо) Ф. Л. Ларионов, А. П. Домрачев, К. Т. Козлов, С. Д. Селюнин, руководитель хора И. И. Демкин, О. А. Ивановская, Александр Иванович (фамилия неизвестна), хористка Н. Л. Богатырёва, И. И. Демкина, Е. М. Кубанин;
четвёртый ряд (слева направо) хорист В. В. Нелюбин. Н А. Шерстенников, пиа-нистка М. М. Вержинская, балерина К. Тутанская, Косырев, фамилия последнего неиз-вестна (возможно, Сверчик).
Фотография из архива Уржумской центральной библиотеки.

 

Это случилось так: преподаватель литературы школы им. Ленина Мария Ивановна Зубарева задумала поставить в школе инсценировку поэмы Н. А. Некрасова «Кому на Руси жить хорошо».Мне была поручена роль Якима Нагого. А, кроме того, я должен был обеспечить грим всем участникам спектакля, а всех их в инсценировке было немало. Нужны были бороды, усы, парики. Всем этим «сложным искусством» – изготовления волосяных изделий в Уржуме владел лишь один человек – Иван Степанович Кулигин, который проживал в доме Новикова на правах «управляющего-дворецкого». На 2–2,5 летних месяца в году, когда приезжали хозяева, он переселялся с женой и дочками в нижний этаж, а с 1-го сентября, когда младшим Новиковым нужно было учиться и начинался учебный год в консерватории, Иван Степанович переселялся в верхний этаж, или, как он говорил, «в чистые комнаты». Все инструменты для изготовления париков, бород, усов, кос, локонов, шиньонов оставались в нижнем этаже.

Вот в нижнем этаже Новиковского дома и произошло мое «приобщение» к театральному искусству. Мария Ивановна договорилась с мастером, что он, за несколько месяцев обучит меня основам грима и научит изготовлению простейших волосяных изделий. Спектакль «Кому на Руси жить хорошо» состоялся в марте 1935 года. Октябрь, ноябрь, декабрь 1934, январь, февраль 1935 года я добросовестно занимался с Иваном Степановичем. За пять месяцев кое-чему научился, а, главное, стал своим человеком в его семье.

С детства все запомнил до мелочей, перед глазами ясно возникают картины: большой рояль (в то время он казался огромным), за роялем – Ксения Николаевна, музыкант «от Бога», красивая, величественная, и Александр Васильевич – великолепный певец с изумительным редким тембром голоса…  Здесь разыгрывались (репетировались) отдельные сцены из опер. Теноровые партии успешно пел Н. А. Владимирский, а позднее К. С. Юркин. Так они прекрасно исполняли последнюю сцену из «Русалки»: Новиков пел партию Мельника, а Николай Аркадьевич Владимирский – князя. Здесь Фёдор Логинович Ларионов шлифовал, под руководством Новикова, своего «Ивана Сусанина». Отдельные партии пел и Иван Степанович Кулигин, обладавший приятным баритоном. Очень выразительно звучали романсы и русские песни. Особенно «Ой, ты степь широкая».

Позднее, когда Ф. Л. Ларионов, И. С. Кулигин и Н. А. Владимирский работали в Уржумском театре, эту песню они исполняли в каждом концерте и всегда с неизменным успехом. А родилась она в Новиковском доме, в «дружеской» аранжировке Александра Васильевича…».

Через год после убийства С. М. Кирова, в 1935 году, по решению наркомпроса и кировских краевых организаций в городе Уржуме был открыт государственный профессиональный театр. Датой его образования считается 5 июля. Первым директором и художественным руководителем колхозного театра был режиссер-педагог Михаил Петрович Троянский. Его ученики – молодые студийцы Московского театра имени Евгения Вахтангова К. Я. Миронов, И. К. Липский, Н. П. Яновский, В. В. Куза, А. К. Толмазова и другие – составили творческую основу коллектива. Под руководством столичных мастеров сцены уржумские артисты совершенствовали технику речи, гримирование артистов, работу над ролью, сценическое движение, изучали методику К. С. Станиславского. И снова А. В. Новиков по мере сил и возможностей помогал уржумским артистам. Причём это были не только советы, которые он давал в многочисленных письмах, но и личное участие знаменитого певца в подготовке постановок и концертах, когда он на каникулы приезжал в наш город.

Возобновление на сцене уржумского театра постановок оперных спектаклей – большая заслуга Ф.Л. Ларионова. Он внепланово поставил две оперы: «Русалка» Даргомыжского, где он исполнял партию Мельника, и «Демон» Рубинштейна, в котором пел партию Демона. Опорой в подготовке ему служили старые участники оперных постановок, в том числе И. С. Кулигин и Н. А. Владимирский. Руководил Фёдор Логинович и детским театром. Особенно активно работа велась в период подготовки к 100-летию со дня смерти А. С. Пушкина. Было сделано несколько постановок, в том числе отрывки из опер и драматические сцены из «Русалки» и «Бориса Годунова» с вокальным и музыкальным сопровождением. Перед музыкальными спектаклями с комментариями к предстоящему действию выступал местный меломан И. С. Деренков. Оперный коллектив выступал не только в Уржуме и Уржумском районе, но выезжал в Советск, Малмыж, Нолинск, добирался даже до Яранска.

17 февраля 1952 года в городском театре силами драматического кружка Дома культуры под непосредственным руководством Фёдора Логиновича поставлена опера Глинки «Иван Сусанин». Спустя сорок лет он решил повторить то, что сделал ещё до революции, правда, тогда эта опера называлась «Жизнь за царя». Партии исполняли артисты: Сусанин – как и много лет назад – Ф. Л. Ларионов, сейчас преподаватель школы-семилетки имени Кирова, Антонида – учащаяся фельдшерской школы К. Путинцева, Собинин – рабочий райпромкомбината Е. Плотников, Ваня – учительница К. Семиглазова. Всего в опере занято около 30 человек.

Из хоровых номеров наиболее удачным стал знаменитый хор «Славься». Постановка замечательной русской оперы силами самодеятельного молодёжного коллектива стала большим событием в культурной жизни не только района, но и Кировской области. Опера прошла в Уржуме три раза. Зрители тепло принимали артистов. В 1953 году она была показана в городе Кирове. А в марте следующего года уржумские самодеятельные артисты выступали уже в Москве на Всероссийском смотре художественной самодеятельности. Как постановщика спектакля и исполнителя роли Сусанина Ф. Л. Ларионова наградили грамотой Министерства культуры РСФСР и именными часами, а самодеятельный коллектив – почётными грамотами и аккордеоном.

А ведь Фёдору Логиновичу шёл тогда уже 76-й год. Тепло принимали постановку оперы столичные зрители, в числе которых были и уржумцы, проживающие в Москве. На премьере присутствовал министр культуры РСФСР Т. М. Зуева и народная артистка СССР В. В. Барсова, которая одобрительно отозвалась о работе самодеятельных артистов, посоветовала больше внимания уделять хоровому пению, повышать культуру голоса. Центральная газета «Сельское хозяйство» писала: «…радует то, что любовь к музыке побудила сельских певцов обратиться к такой сложной форме, какой является опера». В 1953 году примерно этим же творческим составом была поставлена ещё одна опера – «Царская невеста». Роль Григория Грязнова в ней снова исполнял сам Ларионов.

Архив И. С. Кулигина насчитывает несколько десятков нотных сборников и партий (4) для голоса, в том числе и дореволюционных, очевидно, привезённых ещё из Казани, где он учился на парикмахера. В основном это романсы и песни, но есть отдельные партии и из опер. Например, из «Пиковой дамы», «Евгения Онегина», «Садко», «Царской невесты», «Алеко», «Травиаты», «Фауста» и других. Встречаются среди них и оригинальные, переписанные рукой Ивана Степановича. Неужели все их в разное время он исполнял? Скорее всего, да. Потому что в документах есть список, озаглавленный «Вокальные номера артиста Уржумского колхозного театра Кулигина И. С.» Всего на листе значится 31 произведение. В том числе не только песни, но и арии из опер «Князь Игорь», «Запорожец за Дунаем», «Пиковая дама», «Евгений Онегин», «Дон Жуан», «Кармен», «Нерон».

На партии серенады Дон Жуана для баритона можно прочитать дарственную надпись, датированную 8 февраля 1944 года: «На память другу и ученику Ване от Н. Владимирского». И подпись. На некоторых партиях стоят автографы их бывших владельцев: А. Новиков, И. Кулигин, А. Богданова, М. Верещагина, Т. Никифорова, А. Спасский, В. Ашихмин.

Есть среди документов даже программка одного из концертов. К сожалению, неизвестно какой дате посвящалось выступление артистов, среди которых значатся Т. Холстинина, И. Кулигин, Т. Свободина, Ф. Ларионов, М. Родыгина, Б. Сунцов. Некоторые песни исполнял хор. Всего концерт состоял из 14 номеров. Часть нотного архива И. С. Кулигина в 2017 году была передана в областную библиотеку имени А. И. Герцена. В 1952 году Уржумский колхозный театр был закрыт, возникли сложности с его финансированием. Зрителей становилось всё меньше и меньше, финансовый план не выполнялся, а дотации в район не поступали. Из 6 театров, созданных в Вятском крае в середине 30-х годов, он оказался самым живучим. Некоторые из артистов впоследствии разъехалась по стране, а другие перешли в самодеятельный коллектив районного Дома культуры. Через несколько лет прекратилась и постановка опер на уржумской сцене – Фёдор Логинович скончался в 1966 году…

И. С. Кулигин, как и А. В. Новиков увлекавшийся охотой и рыбалкой, даже в пенсионном возрасте с семьёй ежегодно выезжал на Вятку, где проводил почти все летние месяцы. На реке Иван Степанович пел. Иногда вполсилы, а бывало и в полный голос. Обычно это были партия Мельника из оперы «Русалка», что-то из «Евгения Онегина» и «Князя Игоря» или русское, народное. Тогда в утреннем тумане или на вечерней зорьке, когда умолкали птицы, несмотря на преклонные годы, его ещё сильный голос разносился далеко над водой.

На такой дивной природе, как наша вятская, его душа рвалась в полёт, и находила выражение именно в пении. Здесь был не маленький зал Дома культуры, а ширь, простор родного края. И арии или песни звучали не камерно, а мощно, и слушателями, казалось, были не только рыбаки по всей округе, но и старые дубы и молодые осинки, кусты шиповника и заросли ивы. Пел он вдохновенно. Мы заслушивались его исполнительским мастерством, хотелось подпевать, но мы, не профессионалы, помалкивали, чтобы не портить песню.

Куда, куда, куда вы удалились,
Весны моей златые дни?
Что день грядущий мне готовит?
Его мой взор напрасно ловит:
В глубокой мгле таится он!..

Эти слова начала арии Ленского из оперы «Евгений Онегин» больше других были по душе Ивану Степановичу. Жизнь его подходила к закату. Он, как и герой оперы, чувствовал приближение конца, и поэтому голос его звучал трагически грустно. В то время Кулигин оставался последним певцом, кто исполнял оперные партии на Уржумской сцене. В январе 1980 года его не стало…

 

(1) Рукопись находится в Уржумском краеведческом музее имени Н. Н. Арбузовой.

(2) Оригинал рукописи находится в Уржумском краеведческом музее.

(3) Уржумская старина: альманах. Киров, 2012. Вып. 11.

(4) Партия – часть многоголосого музыкального произведения, исполняемая одним певцом. Ноты такой части.

 

Шеин В.Ю. Оперные постановки на уржумских сценах в первой половине ХХ века // Третьи шаляпинские чтения: материалы межрегион. конф. (Киров, 14-15 марта 2018 г.) / сост. Н.В. Стрельникова; редкол.: С.Н. Будашкина [и др.];Киров. обл. науч.. б-ка им. А.И. Герцена, Вят. Шаляпинское о-во. — Киров, 2018.- С. 126-142: фот.

 
Яндекс.Метрика /body>