Уржумская центральная библиотека

В. И. Помещиков, В. Б. Карпов. Уржум

Мальчик из Уржума

И поныне стоит в Уржуме крепкий деревянный дом на улице Кирова (Полстоваловской), ничем особенно не отличавшийся от десятков других таких домов, но ставший исторической ценностью. Домик, к которому в наши дни идут люди. Они приезжают из разных уголков страны, из-за рубежа.

В этом доме родился Сергей Миронович Киров. Конечно, не думал крестьянин Кузьма Николаевич Казанцев (дед С. М. Кирова), переехавший в город из деревни Ветлы, что в срубленном его руками доме суждено родиться необыкновенному человеку и что его добротному сооружению, как историческому памятнику, стоять века.

Брак Екатерины Кузьминичны и Мирона Ивановича состоялся 19 января 1875 года. Через десять лет после этого события Кузьма Николаевич умер, и М. И. Костриков стал хозяином его дома. Но любящего отца из него не получилось. Он бросил жену с тремя малолетними детьми и уехал из Уржума.

Оставшись без средств к существованию, от тяжелой работы вскоре заболела и умерла и Екатерина Кузьминична. К внукам в дом Костриковых перебралась бабушка Меланья Авдеевна – мать Мирона Ивановича. Три рубля в месяц пенсии за погибшего мужа-солдата да гроши, получаемые с квартирантов вот и все доходы. И бабушка определила Сергея в приют.

В приюте он воспитывался с 1895 по 1901 год. В 1898 году окончил приходское училище, а с осени этого же года стал учеником Уржумского городского училища и окончил его в 1901 году. Затем уехал продолжать учебу.

Об этом периоде жизни Костриковых подробно рас сказано в книге сестер Анны и Елизаветы Костриковых «Это было в Уржуме» и в книге А. Голубевой «Мальчик из Уржума».

Большое влияние на становление мировоззрения юного Кирова оказали политические ссыльные. Ссыльный Спиридон Дмитриевич Мавромати давал уроки по математике. А мать Александра Самарцева (близкого друга Сергея) Устинья Степановна искала как раз репетитора сыну, решившему продолжить свое образование в Петербурге. Вот Устинье Степановне и посоветовали обратиться к ссыльным. Она хоть и понимала, что входить в контакт с ними небезопасно, но выбора не было тем более ссыльные давали уроки тайно и за небольшую плату. Так Александр Самарцев стал ходить к С. Д. Мавромати заниматься геометрией. Сергей как раз в это время приехал из Казани на каникулы и уговорил друга на одно из занятий взять и его. Так состоялось знакомство С. Кострикова с уржумскими ссыльными, которое затем переросло в крепкую и долгую дружбу.

Во время первой встречи с «политическими» Сергей лишь отвечал на их многочисленные вопросы и о казанском студенчестве, и о положении рабочих на заводах. Спиридон Дмитриевич почувствовал, что в душе у юноши сомнения, что его волнуют тысячи «почему», но найти ответа на них он еще не в состоянии.

Постепенно ссыльные формировали мировоззрение юноши, беседуя с ним, вовлекая его в активную деятельность кружка, развивая заинтересованность к чтению нелегальной литературы. Здесь он впервые познакомился с газетой «Искра». И, прочитав один из ее номеров, был крайне удивлен, что газета, издававшаяся где-то за границей, пишет о событиях, проходивших здесь, на Вятке. «Искра» писала тогда о забастовке на Боткинском казенном заводе:

«На Боткинский завод отправился вятский губернатор и посланы войска из Казани. Рабочие забаррикадировали плотину своего пруда и поставили на нем пушку, благо они изготовляются на заводе…».

Костриков пытливо постигал смысл новых понятий, часто встречавшихся в газете: «революция», «низвержение царизма», «политическая свобода».

Постепенно встречи у ссыльных стали постоянными. Это были уже не только дружеские чаепития, но и конспиративные сходки, в которых принимали участие представители передовой городской интеллигенции, сельские учителя.

Участники сходок, расходясь по домам, непременно уносили с собой книги. В них раскрывалась сущность существующего строя, и был призыв к его уничтожению. Мавромати не сразу приобщил Сергея к чтению такой литературы. Сначала он дал ему прочесть произведения Н. А. Добролюбова, В. Г. Белинского, Н. А. Некрасова. Уже после установления Советской власти Александр Матвеевич Самарцев вспоминал, что Сергей постоянно с пафосом читал некрасовские стихи:

 

Душно! Без счастья и воли
Ночь бесконечно длинна.
Буря бы грянула, что ли?
Чаша с краями полна!

Грянь над пучиною моря,
В поле, в лесу засвищи.
Чашу вселенского горя
Всю расплещи!

 

Именно здесь, у ссыльных, С. Костриков услышал о В. И. Ленине, познакомился с его произведениями. Первыми из них, очевидно, были «Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?», «Задачи русских социал-демократов», «Что делать?».

Большое впечатление производили на Сергея личные качества ссыльных: их скромность, тактичность, доброта, целеустремленность, преданность избранному делу. А глубокие энциклопедические знания С. Д. Мавромати вызывали у него восхищение. И естественно, что он с юношеской горячностью стремился быть таким же, ему уже не терпелось перейти к конкретным действиям. И вскоре вместе с Александром Самарцевым Сергею поручили изготовить гектограф и размножить на нем искровскую статью. Соблюдая все правила конспирации, друзья устроили типографию в бане Самарцевых, а через два дня они уже показали своим наставникам образцы напечатанных листовок. Продукция была одобрена, а друзья получили новое задание – ночью накануне базарной субботы разбросать листовки на площади и на Малмыжском тракте. И это задание было отлично выполнено. Субботним утром уржумских обывателей потрясли разбросанные всюду листовки со словами: «Долой самодержавие! Да здравствует революция!» Со страхом и негодованием читали они их, но падали проникновенные слова листовки и на благодатную почву – на базаре было много ремесленников, крестьян. Город был в волнении, всюду сновали полицейские, устраивали обыски и в первую очередь у ссыльных, но даже следов типографии не было найдено.

Высоко оценив выполнение этого задания и окончательно убедившись в твердости характера С. Кострикова, члены социал-демократической группы решили поручить ему установить связи с крестьянской средой. Один из ссыльных П. П. Брюханов писал:

«С местными крестьянами отношения у нас установились хорошие, мы иногда ходили к ним в гости и просиживали в разговорах до вечера».

Но прочных контактов, основанных на взаимном доверии, не было. Вот С. Кострикову и было поручено установить эти контакты, найти пути распространения среди крестьян прокламаций, листовок.

Сергей нашел несколько неожиданное для старших товарищей решение – он установил в деревнях связь со своими сверстниками. Сельская молодежь развернула активную деятельность, и результаты ее сказались быстро. В донесении вышестоящему начальству уездный исправник характеризовал отношение крестьян к ссыльным как «добродушно-дружеское».

Это были первые шаги Сергея Кострикова на пути революционной борьбы, который вывел его в ряд замечательных революционеров-профессионалов ленинской школы, в ряд крупных партийных и государственных деятелей.

2,776 просмотров всего, 28 просмотров сегодня

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Страницы ( 11 из 28 ): « Предыдущая1 ... 910 11 1213 ... 28Следующая »
 
Яндекс.Метрика /body>