Уржумская центральная библиотека

В. И. Помещиков, В. Б. Карпов. Уржум

Против царского гнета

Казалось бы, в вятские глубинки, такие, как Уржум, нелегко было проникнуть революционным идеям. Удаленный от крупных промышленных центров, где крепло и набирало силу революционное сознание рабочего класса, а также от железных дорог, Уржум (как и вся Вятская губерния) стал удобным местом для ссылки политически неблагонадежных людей.

Еще Петр I высылал на Вятку пленных шведов, затем сюда же были высланы республикански настроенные пленные французы, поляки – участники восстания за освобождение Польши. В Вятские края ссылались в свое время народовольцы и революционные демократы, которые вели просветительную работу среди населения.

В 1884-1885 годах в Уржуме действует народнический кружок, в состав которого вошли высланные из Казани народник Акципетров, местный купец Чернов, агроном Заболотский, ссыльный Малишевский и другие. Члены кружка распространяли запрещенную литературу.

Так, крестьяне передавали друг другу прокламацию с призывом забрать земли бывших Шурминских заводов, а «начальство и бар прогнать». Уже в 1862-1863 годах с экономическими требованиями выступили рабочие Буйского и Шурминского заводов, а в 70-е годы происходят организованные стачки рабочих. Одной из них в Уржумском уезде была стачка на стекольном заводе купца Ульянова. Возглавили ее рабочие Карасев, Куприянов, Мурыгин и Мешков. Бастующие твердо отстаивали свои права и держались до конца. Стачка была подавлена, а рабочие, возглавившие ее, отправлены в сибирскую ссылку. События, происшедшие на стекольном заводе, характерны для периода перехода стихийных волнений 60-х годов к организованным стачкам рабочих. Характерен этот переход и для крестьянского движения. Крупные волнения среди крестьян произошли в северной части уезда в 1888-1889 годах.

В конце XIX-начале XX века по всей России создаются марксистские кружки. Это, как отмечал В. И. Ленин, «… местные, замкнутые, почти всегда на личной дружбе основанные сплочения очень малого числа лиц». Но они «были необходимым этапом развития социализма и рабочего движения в России»[1].

В вятских краях такие «сплочения» в первую очередь создавали политссыльные, а потом к ним примыкали и передовые люди из местных рабочих, крестьян, интеллигенции. Известно, что в Вятской губернии отбывали ссылку такие пламенные революционеры, как Дзержинский, Боровский, Бауман и другие. В Уржум были сосланы некоторые члены разгромленной царизмом Петербургской организации «Союз борьбы за освобождение рабочего класса»[2]. А всего в городе, начиная с 1897 года, отбывали ссылку около пятидесяти человек.

В самом конце прошлого века в Уржуме создается социал-демократический кружок. Организаторами его и руководителями были политические ссыльные, число которых в эти годы в Ужуме составляло до 20 процентов всех политссыльных в Вятской губернии. В 1899 году кружковцы получают по нелегальным каналам ленинский «Протест 17», и все они поставили под ним свои подписи. Ссыльные социал-демократы вели среди местных жителей большую разъяснительную, а по существу революционную работу, которая, как говорил В. И. Ленин, была необходимым этапом развития рабочего движения в России. Один из уржумских ссыльных А. И. Кукушкин писал в своем дневнике:

«… отправили в глухомань самую. Но не додумались буржуазные умы, что свет-то шел в темноту. Я даже доволен, что сослан в медвежий уголок такой».

Не удивительно, что такие люди даже в условиях неусыпного полицейского надзора стремились к активной деятельности. Они находили возможности установить связи с ссыльными других городов, обмениваться нелегальной литературой. В своих воспоминаниях о В. И. Ленине Н. К. Крупская пишет о том, что, находясь в Шушенском, они получали письма от ссыльных товарищей из Туруханска, из Орла, из Вятской губернии. Немалое место в многогранной деятельности этих людей занимала и пропагандистская работа среди местного населения.

Много нужно было усилий, чтобы этот благодарный посев дал добрые всходы. Ведь надо понимать, что «жизнь в Уржуме, – отмечает в своих воспоминаниях профессор Харьковского университета А. П. Машкин, – была связана с крестьянской стихией, либеральным земством, реакционной городской думой, с купечеством, пьянкой, карточной игрой и духовенством, любителем того и другого». Но были в Уржуме и представители передовой интеллигенции, которые сами искали сближения с проживавшими в городе ссыльными. Это, например, преподаватель арифметики и русского языка Никифор Савельевич Морозов, учитель географии Александр Сергеевич Раевский, Юлия Константиновна и Анастасия Константиновна Глушковы и другие.

Одна из групп политических ссыльных в Уржуме жила в «ноевом ковчеге». Так они называли свой дом, который стоит и сейчас на углу улиц Революционной и Кирова. В 1903 году здесь расквартировалась, по меткому определению самих ссыльных, целая «интернациональная коммуна». В нее входили двое русских, двое латышей, двое поляков и один грек. Возглавлял «коммуну», а также социал-демократическую группу города Спиридон Дмитриевич Мавромати. С августа 1903 года эта группа работала под руководством Вятского комитета РСДРП.

С. Д. Мавромати – по национальности грек, но родился в России – в городе Ейске. Учась в Петербургском электротехническом институте, он стал членом социал-демократической организации. Выполнял очень ответственные поручения: доставлял из-за границы в Петербург нелегальную литературу, ведал тайной типографией. Весной 1902 года он был осужден за «участие в пропаганде преступных идей среди рабочих» (из обвинительного заключения) и на четыре года сослан в Уржум.

Активными помощниками Спиридона Дмитриевича были Михаил Филиппович Зоткин и братья Кристап и Франц Спруды.

М. Ф. Зоткин работал в харьковском железнодорожном депо, являлся членом городской социал-демократической организации. В Уржум был сослан как инициатор первой в Харькове первомайской демонстрации.

Братья Спруды – латыши из Айзыутского уезда. Родились и выросли в крестьянской семье. По примеру отца Якоба Спруды и старшего брата включились в активную революционную деятельность. Они распространяли по деревням и хуторам нелегальные газеты и книги, за что и были арестованы. После четырехлетнего заключения в различных тюрьмах их сослали в Уржум.

Жизнь у «коммунаров» была нелегкой. Поступать на службу им было запрещено, категорически запрещалось заводить знакомства с местным населением, не разрешалось отлучаться за городскую черту далее чем на пять километров. Можно было работать только батраками или землекопами. Обитатели «ковчега» изобретательно использовали самые разные возможности, чтобы обеспечить свое существование. Братья Спруды занимались огородничеством, и они не только обеспечивали «коммуну» свежими овощами, но даже часть урожая продавали, получая небольшую сумму денег. М. Ф. Зоткин слесарил и имел славу удачливого рыбака, С. М. Мавромати нелегально давал уроки математики. Таким образом, появилась возможность установить контакты с местной молодежью. Но доверять можно было только надежным людям. Ссыльные, имевшие опыт подпольной работы, хорошо это понимали. Они знали, что отношение к ним горожан самое разное. «Со ссыльными охотно встречались лишь те, – пишут сестры Костриковы, – кто не боялся, что это общение испортит репутацию, повлечет за собой подозрение».

А прогрессивно настроенных людей в Уржуме было немало. Они не были равнодушны к тому, как живет страна, каково в ней положение народа. Поэтому искали любую возможность получить свежую информацию. Немало новостей привозили студенты, которые учились в Вятке, Казани, Москве, Петербурге. Приезжая летом на каникулы, они привозили не только сообщения о стачках, демонстрациях, митингах, но и «крамольные» книги, газеты, листовки, которые, конечно, находили своих читателей, горячо обсуждались.

Ссыльные получали литературу, имели свою нелегальную библиотеку, а это, по словам Ленина, требовало «гораздо больше истинного героизма, чем обыкновенная кружковая работа». Они устраивали читку запрещенных книг, а затем организовывали дискуссии по прочитанному. Эти книги попадали в руки молодежи.

Полиция не знала, что ссыльные создали политический кружок, но об их связях с молодежью догадывалась. В архивах сохранилось донесение уржумского исправника губернатору, в котором сообщалось, что влияние С. Д. Мавромати среди населения растет, что у него «расширяется круг знакомых среди уржумской интеллигенции и учащейся молодежи». И в бумагах губернатора появилась такая запись:

«… прибывают новые партии, еще подливают масла в огонь, и революционное движение в губернии растет и ширится. Особенно ссыльные влияют на учащуюся молодежь, тем паче, эта молодежь вышла из беднейших слоев мещан и крестьян».

У ссыльных часто проводились обыски, но, несмотря на это, революционная работа не прекращалась, а приобретала еще более активный, наступательный характер.

В «ноевом ковчеге» познал азбуку революционной борьбы и «мальчик из Уржума» Сережа Костриков, которому суждено было стать Великим Гражданином Страны Советов.

2,258 просмотров всего, 3 просмотров сегодня

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Страницы ( 10 из 28 ): « Предыдущая1 ... 89 10 1112 ... 28Следующая »
 
Яндекс.Метрика /body>