Уржумская центральная библиотека

А. Иконников. Жильё считали в кубических саженях

Краевед у книжной полки

В краеведческом фонде Уржумской центральной библиотеки хранятся дореволюционные издания со всеми фитами и ятями. Им уже далеко за сотню лет, но читаются они с интересом, иногда как бестселлер. Вот, к примеру, три брошюры, изданные в начале прошлого века Уржумским земством.

Брошюра «Вятская Газета. Статьи по пчеловодству к №4 1904 года» рассчитана на пасечников-крестьян. Современному пчеловоду, может быть, это будет интересно, но чисто «академически». Листы брошюры не разрезаны, видимо этот экземпляр так и не попал в руки тогдашним пчеловодам. Да и 80 % той аудитории, к которой обращались авторы, читать не умели.

Брошюра «Записка председателя Уржумского Благотворительного Общества А.И. Огородникова», издана в Уржуме в типографии Ф.П. Окишева в 1909 году. Это, собственно, слёзная речь, обращённая как к благотворителям, так и к земству. И было ведь отчего зарыдать.

9 гимназисток из самых бедных семей были на коште Благотворительного Общества. Их бесплатно кормили, давали маленькое пособие, оплачивали им общежитие. Жили они в детском приюте (где и С.М. Киров некогда жил). А нужно было помогать не менее 30 гимназисткам и купить под пансион отдельный дом. А.И. Огородников просил местных толстосумов раскошелиться.

Он же призывал открыть в Уржуме ремесленную школу. В уезде жили 300 тысяч человек, в городе — 6 тысяч, а таких училищ не было. Для кого? Благотворитель чётко говорит: для воспитанников приюта. Дальше им учиться вроде как и не нужно… А.И. Огородников предлагает конкретные планы — где построить и пр. Предлагает он устроить и бесплатную столовую для профессиональных малолетних нищих, которых в Уржуме насчитывалось не один десяток, и там вести с ними душеспасительные беседы. Работы только он предложить не может — ни детям, ни их родителям.

Кроме того, он возмущён тем, что филантропы склонны к тому, что на нынешнем языке называется приватизацией. Он приводит конкретный пример. Подарил благотворителям купец Я.Н. Лохтин два дома. Их сдавали под квартиры за 200 рублей в год. В 1903 году продали дома некоему Чермных за 3350 руб., из которых  тот выплатил 1350 рублей. На остальные дали рассрочку и так их и не увидали. Дома вернули по суду, по закладной Чермных. Полученные деньги непонятно куда подевались, по мелочам ушли. И вот опять собрались продавать эти дома. Цена им — не менее 5 тысяч, а собираются продать за 3 тысячи… А можно и под квартиры сдавать, и пансион для гимназисток там открыть, да мало ли что. Для тогдашнего общественного деятеля приватизация сродни мошенничеству или грабежу…

Кстати, о квартирах. В брошюре «Материалы для оценки недвижимых имуществ в городах Вятской губернии. Выпуск Х. Город Уржум», изданной в 1908 г. статистическим отделением Вятской губернской земской управы, земские статистики выясняли доходность городских зданий и земель для справедливого налогообложения.

Здесь много таблиц с цифрами. Интересны комментарии. Они сводятся к тому, что в Уржуме дома и квартиры пустуют, земля ничего не стоит, дохода владельцам они почти не приносят, и оценка проведена по аналогии с нормальными городами.

Город разделили на три части — центр (ул. Воскресенская, ныне Советская), вокруг центра и окраины. Дома оценивали по трём параметрам: удалённость от центра, материал постройки и объём квартир в кубических саженях. В квадратных метрах не считали, не то обширный низкий подвал оказался бы «доходней» бельэтажа.

В общем и целом 60% площади города занимали пустыри, сады и огороды, 40% — собственно дома. Всего в Уржуме насчитали 598 домов. Из них деревянных 384, деревянных с железной крышей 31, полукаменных 109, каменных 74. Причём к полукаменным отнесли и деревянные с выложенным камнем подвалом.

В домах сдавалось 480 квартир и пустовали 600 квартир. Количество домов со съёмными квартирами, однако, не указано. Средний объём квартиры был 24 куб. сажени в центре, 11,3 куб. сажени во второй зоне и около 7 куб. саженей — на окраинах.  О валовой доходности сказано: «Мы располагали таким ограниченным числом показаний, что не представляется возможным…». Но раз налог брать нужно, то насчитали, как сумели: от 3 руб. 62 коп. в третьей зоне до 4 руб. 17 коп. в центре в год за куб. сажень первого этажа. Второй — дешевле. В подвалах — от 2 руб. 46 коп. до 3 руб. 14 коп. Мезонины приравняли к подвалам. (Домик Костриковых — это вторая зона, считавшаяся зажиточной.)

Интересны расчёты на обслуживание жилья. Они имели регрессивную шкалу. Чем теснее жильё, чем беднее владелец, тем относительно больше он платил с куб. сажени. Так, за ремонт в год выходило 47 коп. в небольших домах и 41 коп. — в больших (свыше 40 куб. саженей). Страхование — 44 коп. и 25 коп., работа дворников и золотарей (ассенизаторов) — 14 коп. и 13 коп., ночной сторож — 12 коп. и 4 коп. Какова конкретно ценность домовладений, в брошюре на указано. Здесь только методика, а расчёты вела городская управа по каждому дому. Для примера бухгалтерам управы в брошюре обсчитали только дом с земельным участком  Я.Н. Лохтина. Получилось 9107 руб. 31 коп. Сумма налога не указана: её устанавливала управа…

 276 total views,  1 views today

Материал был опубликован в(о) Пятница, 4 августа, 2023

 
Яндекс.Метрика /body>