Уржумская центральная библиотека

А. Иконников. Столько трудных «почему»…

В Уржумскую центральную библиотеку поступила монография кандидата исторических наук, директора Кировского филиала С.-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов А. В. Скутнева «Православное духовенство на закате империи».

Книга по-своему уникальна. До 1917 года так нельзя было писать. После 1917 года советские исследователи эту тему всерьёз не подымали. Книга на основе множества статистических фактов, воспоминаний, даже судебных дел пытается ответить на ряд тяжёлых вопросов.

Почему духовенство, составляющее менее 1% населения России, дало 22% состава народников в XIX веке? Почему весной 1917 года Пензенский епархиальный съезд, как и многие другие церковные инстанции, оценил свержение царизма как «дело великой ми­лости Божьей к нашему отечеству»? Почему священники, дьяконы и причт в целом (понома­ри, певчие и др.), живя жизнью простого трудового народа, часто не пользовались любовью и доверием их прихожан? Почему, наконец, один из самых религиозных народов – русские – быстро превратился в один из самых атеистических?

Оказывается, при Александре II была ещё и церковная реформа 1869 г. О ней что сказать? Из книги следует: хотели как лучше, а получилось, как всегда. Решили поднять уровень жизни священнослужителей. А как? А обычно для России: оптимизация. В 1870 году приходское духовенство – 115 тысяч человек. В 1880 году – 98 тысяч. Причт в целом «усох» с 609 тысяч до 501 тыс. человек (на 1897 г.). Приходы даже закрывались, а многие клирики выводились за штат (то есть вместо роста их доходов они вообще их лишались). Александр II из замкнутого сословия (дети клириков становились клириками) превратил ду­ховенство в профессиональную группу.

И раньше выпускники семинарии, дети священников и причетников, покидали свою среду. Это и первый русский академик Василий Тредиаковский, ведущие русские историки академики Сергей Соловьёв и Василий Ключевский, и нобелевский лауреат Иван Павлов…

После 1869 г. это стало системой. В целом только 17% детей этой категории в губернии избрали духовную карьеру. Зато 20% чиновников, 30% врачей и 35% преподавателей светских учебных заведений в России оказались сынами духовенства.

В 1880-е годы снизили образовательную планку для священников и дьяконов. Им уже не нужно было проходить курс духовной семинарии. Треть священников к 1917 году его и не прошли. В результате Вятская духовная консистория была вынуждена рассматривать дела священнослужителей-законоучителей, не знавших катехизиса… В семинарии стали набирать всех желающих не из духовного сословия. Например, из их стен вышел И. В. Сталин. Зато численность духовенства почти восстановилась. Нагрузка на приходского священника составила 2055 прихожан, а на Вятке даже 2592.

Священник должен был: служить в храме, исполнять требы, регулярно посещать прихо­жан в домах (видимо, дважды в год каждую семью), давать им полезные советы (в семинариях не только богословием занимались, там были курсы агрономии и медицины), обрабатывать церковную землю, без выплаты командировочных регулярно посещать епархиальное управление и соседние приходы (это касалось благочинных), преподавать в церковно-приходских школах и руководить ими (бесплатно!)… А когда?!

Кроме того, как указывает историк, «священник в сельском приходе был представителем власти и государства. Он собирал своеобразное досье, где отмечал каждую исповедь и причастие, сроки отъезда и приезда крестьян, их настроения». При переселении прихожанина в другой приход это досье следовало туда же. В общем, полицейские функции отталкивали людей.

Церковь была государственной структурой. Ей правили чиновники – в Св. Синоде, в епархиальных консисториях. Процветало взяточничество этих светских чиновников, а архиереи и другие духовные чины были низведены до роли свадебных генералов. Сами люди церкви были этим недовольны. Февраль 1917 года они восприняли как возможность возродить самостоятельную церковную организацию. Ведь даже с содержанием причта государство не справлялось. Ещё Екатерина II указала выделить каждому приходу 33 десятины земли, с которой кормились бы служители церкви. К 1917 году половина приходов земли не имела, а те, что имели, получили в пределах 5-10 десятин. При Николае I решили перейти на выплату жалованья из бюджета империи. Треть приходов его так и не получила. Вятская губерния была одной из самых неблагополучных. Здесь зарплату получала только пятая часть причта. Да и сколько платили-то? В ГОД священнику – 300 руб., дьякону – 150 руб., псаломщику – 100 руб. Пенсии – 75-100 рублей в год для священников и дьяконов, в пределах 50 рублей для церковнослужителей.

Много ли это? Обучение детей для священников и причетников было обязательным. А большинство таких семей имело 3 и более детей. Год обучения в семинарии – 45 руб., квартира для семинариста – 10-15 руб. в месяц. Уровень грамотности причта в 1897 г. был 95% против 97% у дворян и 19% у крестьян.

Что делать? Взимать положенную ругу (натуральные взносы прихожан), брать плату за требы (которые по уставу должны были быть бесплатными), присваивать церковные деньги, брать взятки… «Поп и рай и ад за деньги продаст», – ворчали прихожане.

Нельзя представлять бытие священников как катание сыра в масле. В крупных городах они жили богато. Большинство же считало каждую копейку. Это были по уровню жизни, в сущности, крестьяне-середняки. Даже порой землю пахали и сено косили на своих наделах. Что-то не захотелось им в 1917 году восстать за царя…

Ну, и скандальную хронику А. В. Скутнев не обошёл. В начале XX века в Вятской епархии ежегодно под следствием в консистории состояло в среднем 200 человек. Это 10% штата. Треть – за пьянство, треть – за несоответствие занимаемой должности (тоже дис­кредитация церкви), треть – за самоуправство и хулиганство….

Работали 88 консисторских следователей (из числа священников же). Кто украдёт из своего храма и пропьёт дароносицу (это уже криминал и ссылка в Сибирь), кто штрафуется «за не говорение проповеди в течение 4 лет», или за азартную игру в карты, или за небрежное ведение метрических книг.

Были виновные в «беременности девицы», в избиениях рясоносных коллег и крестьян, в «оскорбительных словах в адрес государя императора». То поп сожжёт мост через реку, чтобы крестьяне не ходили в соседнюю церковь… Монография написана объективно, и на трудные «почему» находятся ответы.

Кировская искра. – 2022. – 15 окт.(№ 42).– С. 8: ил.

 187 total views,  2 views today

Материал был опубликован в(о) Среда, 19 октября, 2022

 
Яндекс.Метрика /body>