Уржумская центральная библиотека

В. Н. Давиденко. В тылу как на фронте

31 июля 1941 г. Саратов (Пристанное), 8-я резервная армия. На первом плане К.Е. Ворошилов, на втором плане слева – М.И. Петров.

Возвратившись в Москву из осажденного Ленинграда, старший лейтенант М.И. Петров оказался в гуще событий, о которых в настоящее время вспоминают, к сожалению, только историки. А в то время они имели важное значение для судеб народа и советского государства.

Однако, прежде чем напомнить о них, хочу признаться, что, начиная с 1978 года, я видел в лице Михаила Ивановича не только замечательного рассказчика, но и будущего автора книги военных мемуаров. К этому времени он выслал свои воспоминания в Малмыжский райком ВЛКСМ как комсомолец 30-х годов. Откликнулся он и на обращение командования военного училища как курсант первого набора. Были у него публикации в «Военно-историческом журнале», в журнале «Советский воин», в газете «Кировская правда», а также в «районках» южных районов Кировской области, в том числе в «Кировской искре» (22 и 24 февраля 1974 г.).

Эти материалы и публикации позволили ему подготовить в качестве подарка внукам рукописную книгу воспоминаний «От лесосплавщика до генерала». После долгих раздумий он решил показать рукопись в Воениздат Минобороны СССР, где она и оказалась в 1980 г. Летом 1982 г. книга генерал-майора М.И. Петрова «В дни войны и мира» увидела свет. Тому, кто пожелает больше узнать о жизни и службе вашего земляка и о том героическом времени, советую прочитать небольшую по объему (182 стр.) и уникальную по содержанию книгу. Автор подарил уржумским друзьям и знакомым не менее десяти экземпляров своей книги.

Но вернемся к событиям военных лет. В конце сентября 1941 г. открылась Московская конференция «трех великих держав»: СССР, Великобритании и США С советской стороны в ее работеучаствовали И.В. Сталин, К. Е. Ворошилов и В. М. Молотов. Английскую делегацию возглавлялминистр  снабжения лорд Бивербрук, американскую — спецпредставитель президента А. Гарриман. Главы делегаций согласовывали вопросы оказания помощи Советскому Союзу, размеры и сроки ее поставок.

Секретариат К.Е. Ворошилова готовил для конференции справки, документы и материалы, в разработке и оформлении проектов которых принимал посильное участие и Михаил Иванович. Так состоялось приобщение его к военно-дипломатической работе. Он оказался в числе первых людей, понявших, что до открытия второго фронта в Европе еще далеко и Советскому Союзу придется сражаться с немецкими полчищами один на один.

После конференции, 5 октября, М.И. Петров был уже в штабе Западного фронта. В начале октября главным рубежом обороны Москвы стала Можайская линия. Сюда для принятия действенных мер по защите столицы Государственный Комитет обороны (ГКО)направил К.Е. Ворошилова, В.М. Молотова и генерала К.М.Василевского.

Воспоминания Михаила Ивановича о Москве сорок первого года убедили меня в том, что официальные сообщения о налетах вражеской авиации соответствуют действительности.

В настоящее время печатные и электронные СМИ беззастенчиво врут об ужасах бомбардировок столицы, которую немцы якобы завалили фугасными и зажигательными бомбами, и о том, что немецкие лётчики гонялись в московском небе за нашими истребителями. С первого налёта 22 июля до 5 декабря 1941 г. было предпринято более 100 массированных налётов, в которых участвовало не менее 10000 самолетов, к городу прорвалось 220. Были разрушения и пожары, погибло 2000 человек.

Однако эти жертвы и разрушения не идут ни в какое сравнение с тем, что творила немецкая авиация с европейскими столицами. И, конечно, несравнимы с тем, что англо-американцы сделали без всякой нужды с немецким Дрезденом в феврале 1945 г., когда под бомбами за два дня погибло 135 тысяч жителей и были разрушены десятки тысяч зданий. «Противовоздушная оборона столицы, – говорил Михаил Иванович, – со своими задачами справлялась успешно».

Сражаясь с врагом, страна готовила в тылу стратегические и оперативные резервы, с помощью которых политическое и военное руководство СССР планировало переломить ход войны в свою пользу. С 14 октября маршал Ворошилов как уполномоченный ГКО по стратегическим резервам формирует и инспектирует резервные армии и соединения. За 11 месяцев было сформировано 9 общевойсковых армий, больше 10 стрелковых дивизий и свыше 20 отдельных стрелковых, механизированных, танковых и истребительно-противотанковых бригад.

 География этой большой и ответственной работы охватывала Подмосковье, Горький, Казань, Куйбышев, Пензу, Ульяновск, Саратов, Киров, Молотов, Свердловск, Ижевск, Челябинск, Чкалов, Актюбинск и еще около сорока городов и других населенных пунктов. Проверка готовности войск проводилась инспекционными группами, возглавляемыми опытными генералами (М.А. Пуркаев, М.А. Антонюк, Н.Е. Чибисов, В.К. Мордвинов и др.). В состав групп входили офицеры из всех родов войск и служб – до 15 человек в каждой группе.

Поезд К. Е. Ворошилова состоял из бронированного вагона, вагона-столовой, 1-2-х вагонов для офицеров групп и секретариата и вагона-гаража с тремя автомобилями. Приходилось использовать и авиацию. По железной дороге было «намотано» сто тысяч километров, десятки тысяч километров преодолено авто- и авиатранспортом. Было все: тяготы жизни на колесах, напряженный труд и бессонные ночи. Станции назначения следовали одна за другой. Стоянка поезда на очередной станции — несколько суток. Письма и те долго не находили адресата. Так, весточку от жены из Шечи Михаил Иванович получил три месяца спустя после рождения у них второго сына Михаила, появившегося на свет, кстати, в день рождения отца.

Прибыв на новое место, маршал заслушивал доклады командования, объявлял тревогу и проводил двусторонние учения. Он и его помощники наблюдали за ходом учения. Затем К.Е. Ворошилов проводил детальный разбор учений с командирами частей и подразделений с учетом опыта войны. Не обходилось и без бесед с командирами и политработниками по вопросам ведения современного боя, организации разведки, взаимодействия частей и подразделений и воспитания личного состава. Находясь в войсках, офицеры секретариата и инспекционных групп, как правило, сами включались в процесс боевой подготовки войск, учили бойцов стрельбе, окапыванию, действиям на незнакомой местности и в населенных пунктах. Организовывали и вели учет поступающего пополнения, вооружения и военной техники, имущества, продовольствия и ГСМ.

Ставка Верховного Главнокомандующего (ВГК) следила за ходом формирования каждой дивизии и бригады и требовала от уполномоченного ГКО отчета. Глубокой ночью, подведя итоги рабочего дня, секретариат готовил донесения для Верховного Главнокомандующего. Ночами же планировали работу на следующие дни, определяли пути и порядок переезда к другим пунктам формирования. Постоянно заботились о связи со Ставкой ВГК и местными органами власти. Приходилось выполнять и поручения особого плана.

Например, летом 1942 г. Михаилу Ивановичу довелось участвовать в разработке проекта программы ускоренной подготовки формируемых соединений. Программа была утверждена лично И.В. Сталиным. Не один раз Михаил Иванович был свидетелем встреч маршала с местным руководством и населением. Климент Ефремович всегда находил время для бесед с рабочими и крестьянами.

Были и другие встречи. Запомнилась Михаилу Ивановичу встреча в Казанских лагерях. Здесь в апреле 1942 г. К.Е. Ворошилов проверял 91-ю отдельную танковую бригаду подполковника И.И. Якубовского. В будущем Иван Иванович станет дважды Героем Советского Союза, первым заместителем Министра обороны СССР и Главнокомандующим Объединёнными Вооруженными силами государств-участников Варшавского договора (1967-1976 гг.), который в течение 35 лет стоял на страже безопасности народов всего мира. Через 25 лет, в апреле 1967 г., генерал-майор Петров будет назначен к Маршалу Советского Союза Якубовскому генералом для особых поручений.       

Во время войны весточка из дома, встреча с земляком или родственником были настоящим событием в жизни человека. Были они и у Михаила Ивановича. В г. Горьком он неожиданно встретил своего брата Георгия, пулеметчика, бывшего главбуха Уржумского лесхоза Г.И. Петров закончил войну танкистом, стал старшиной, награжден двумя орденами Красной Звезды. Был не раз ранен. Тогда же в апреле на ст. Вятские Поляны Михаилу Ивановичу удалось поговорить по телефону с женой. От Валентины Арсентьевны он узнал о кончине своего отца, пенсионера и солдата трудового фронта И.И. Петрова. 

С болью в сердце вспоминал Михаил Иванович о трудностях и лишениях, которые переживал в то время советский тыл. Еще горше было у него на душе, когда говорил о мытарствах беженцев из западных районов страны. С чувством гордости за земляков вспоминал он фронтовые успехи и славные дела в тылу. Кировская область отправила в действующую армию и ополчение более 600 тысяч своих сыновей и дочерей. Более 200 вятичей стали Героями Советского Союза, 43 человека – полными кавалерами ордена Славы.

Четверо из каждых десяти, ушедших на фронт, не вернулись домой. Фронтовиков в тылу заменили старики, женщины и подростки. Трудились они на грани человеческих возможностей. Давали армии и городам зерно, мясо, молоко, овощи. Приняли более сотни эвакуированных предприятий, и обеспечили их помещениями и рабочей силой. Возводили новые заводы и фабрики. Производили вооружение и военную технику. Люди вносили в фонд обороны кто что мог. На личные сбережения кировчан строились корабли, самолеты и танки. Область приютила более 200 тысяч эвакуированных из прифронтовых районов, в том числе детей. «Будьте спокойны за своих детей» – писали кировчанки в Ленинград.

Область лечила в госпиталях раненых и устраивала их жизнь случае демобилизации. Был такой госпиталь и в Шурме. Здесь с мая по октябрь 1942 года лечился мой брат И.Н. Давиденко. Выйдя из госпиталя инвалидом 3-й группы, он остался в Шурме и прожил в ней 36 лет. Работал бригадиром тракторной бригады, управляющим отделением в совхозе.

Иван Никифорович Давиденко. С. Шурма. 1944 г.

 Тракторная  бригада № 6 Шурминской МТС была известна в области рекордными выработками – более 100 га условной пахоты на один трактор за сезон (в 15-сильном исчислении). Тракторов в те годы не хватало, и это был показатель эффективного использования сельскохозяйственной техники. В совхозе «Шурминский» (одно из рентабельных хозяйств области) Иван Никифорович трудился под началом Н.А Крупина, был награжден орденом «Знак Почета». Выйдя на пенсию, он уехал на Украину и до конца жизни (1995 г.) тепло вспоминал вятскую землю и ее людей, Очень жалел, что опрометчиво покинул их.

К фронту спешили эшелоны с обученными войсками. На вражескую силу страна отвечала силой. И это стало главным условием грядущей победы советского народа в Великой Отечественной войне.

Было что вспомнить и чем гордиться генералу. Только один пример. Легендарной славой овеяны боевые знамена 62-й (командарм В.И. Чуйков), 64-й (М.С.Шумилов) и 66-й (А.С. Жадов) общевойсковых армий, Героически сражавшихся в Сталинграде. А ведь это бывшие соответственно 7-я, 1-я и 8-я резервные армии, в формировании и инспектировании которых принимал участие капитан (с апреля 1942 г.) М.И. Петров….

Кировская искра. – 2002. – 16 марта (№ 32-33) – С. 6: фот.

Продолжение следует

 38 total views,  1 views today

Материал был опубликован в(о) Среда, 3 ноября, 2021

 
Яндекс.Метрика /body>