Уржумская центральная библиотека

В. Карпов. Ученый, врач, организатор

 

Несколько лет тому назад в Больше-Ройской средней школе организатор внеклассной рабо­ты О. Ю. Семенова обратила мое внимание на стенд «Гордость школы» – с фотографиями и краткими биографиями ставших известными выпускников. Среди них – три Героя Советского Союза, два генерала, дипломат, писатель А. И. Алдан-Семенов, заслуженный художник РСФСР К. С. Максимов, доктор медицинских наук, профессор Н. А. Шерстенников… В школе собран обширный материал об этих людях, оформленный в альбомы.

И вот недавно, знакомясь с историей Уржумского медучилища, которому нынче 60 лет, я еще раз убедился, что Н. А. Шерстенников был первым директором этого училища.

В своих воспоминаниях об этом периоде он писал:

«17 августа 1931 года я вернулся с третьего лагерного военного сбора. В райисполкоме мне сообщили, что в Уржуме с осени Горьковским крайздравом открывается медицинский техникум и на меня возлагается подготовка к его организации в качестве временного директора. Ситуация складывалась сложная – с 1 сентября предстояло днями трудиться врачом призывной комиссии, а вечерами и в выходные дни заниматься созданием базы для техникума.

Конечно, я действовал не один. Мне помогали многие товарищи из разных организаций. Но одновременно требовалось ремонтировать отведенные помещения для учебных занятий и для расселения учащихся, подбирать преподавателей общеобразовательных и специальных дисциплин, завозить хозяйственный инвентарь и заботиться о наборе молодежи в техникум и о приеме переводимых учащихся, начинавших образование в г. Нолинске, где несколько месяцев существовал техникум на случайной базе и не имел условий для своей перспективы.

В течение сентября была организована достаточно приличная обстановка для начала занятий, нашлись опытные преподаватели для постоянной и почасовой работы по общеобразовательным дисциплинам, а местные врачи охотно согласились преподавать специальные предметы. Были приобретены хозяйственные предметы и мебель, постельные принадлежности для учащихся. Самым беспокойным был прием молодежи, которую надо было заинтересовать новым учебным заведением гуманитарного профиля, когда вся, моло­дежь была увлечена техническим образованием.

Приемные испытания и комплектование первых двух отделений техникума – техников по уходу за больными и акушерского – были проведены вполне успешно.

На всю жизнь остался памятный день 10 октября, когда в Уржумском техникуме начались первые занятия. И было удовлетворение, что поручение районных организаций выполнено полностью.

Мне пришлось включиться в преподавание общей и социальной гигиены, методики санитарного просвещения и военно-санитарного дела с общим числом по учебному плану 140 часов на двух отделениях (параллельно).

Вскоре появился постоянный директор. Им была назначена член ВКП (б), педагог по образованию, К. П. Елкина, которой был передан мною техникум, а я временно оставался заведующим учебной частью. Работу в техникуме приходилось вес­ти по совместительству, так как основная должность рай­онного госсанинспектора не могла быть оставляема ни на один день ввиду отсутствия специалистов не только в Уржуме, но и в крае».

В это время Николаю Александровичу был 31 год. Сын священнослужителя, он окончил в 1909 году трехлетнюю Больше-Ройскую начальную школу, всю жизнь вспоминал свою первую учительницу Марию Александровну Никонову. Затем жизнь на стороне, в отрыве от семьи – в интересах Нолинского духовного училища и Вятской духовной семинарии. Трудовую жизнь начал в 1916 году в г. Орлове, где жили в то время родители, получив место в уездной земской управе.

После февральской революции твердо решил, закончив весной четвертый обще­образовательный класс, выйти из семинарии, не учиться в старших богословских классах. К этому подготовил своих родителей, ведь нужно было их согласие. Отправил заявление и документы на медицинский факультет Казанского университета. 18 сентября оттуда пришло извещение о зачислении.

Казань бурлила. Бурлило и студенчество. Враждовали группировки, что сказывалось и на выборах старостатов, и создавшегося впервые совета студенческих депутатов.

В феврале 1918-го – контрреволюционная вспышка. Летом – белые, в сентябре – красные. Иногородние студенты разъехались по домам. Н. А. Шерстенников с июля по декабрь успел поработать делопроизводителем и в Зыковском военкомате, и в Орловском упродкоме. Таким образом, обучение в университете проходило и в работе, и в учебе.

Одному из старост и курсовому активисту, Н. А. Шерстенникову часто приходилось выступать в разных аудиториях, что тренировало умение говорить перед людьми…

И вот 6 июля 1922 года. Получен диплом врача. Открылся путь в большую самостоятельную жизнь.

После краткосрочной работы в холерном бараке на р. Каме и на одной из кафедр медицинского факультета определилось место для постоянной работы. Это был родной Уржумский уезд. В январе 1923 года Н. А. Шерстенников занял только что учрежденную должность уездного санитарного врача. В уезде было тяжелое положение от постоянных вспышек острых инфекционных заболеваний и большого распространения социальных болезней. Познакомился он и с состоянием здоровья и быта воспитанников детских домов в городе, здесь нашли государственную опеку свыше 500 детей-сирот, и двух домов ребенка, где было до 80 детей-сирот.

Стало совершенно ясно, что новая работа не по силам одному человеку, что потребуется большая помощь всех медицинских работников, широкой общественности и самого населения. Надо было учиться вести разъяснения, получать советы, решать совместно с разными людьми массу возникавших вопросов в совершенно новом для молодого врача деле.

Почином в разъяснительной работе были выступления перед питомцами детских домов. Молодой врач был огорчен и встревожен массовым поражением детей туберкулезом, сифилисом, трахомой и другими болезнями, а также окружавшими детей антисанитарными условиями их быта. Он считал, что прежде всего надо было преодолеть отчужденность и замкнутость детей добрым подходом и словом, суметь расположить детей к намеченным мероприятиям, снискать их доверие и склонить их самих к участию в борьбе за здоровый быт в детских домах и привитию санитарно-гигиенических навыков в поведении.

Непросто было это сделать. Но неоднократные собеседования пробуждали в детях любознательность и доверие к словам дяди Коли, как стали звать дети врача.

В детских домах проходил сложный процесс перестройки. Сменялись и заменялись воспитательницы, няни, обслуживающий персонал. Вместо нерадивых и бессердечных женотделом у кома ВКП (б) (А. В. Медведева) подбирались доброжелательные, располагавшие к себе детей люди. Одновременно развернулись широкие оздоровительные мероприятия в соответствии со специальной’ инструкцией, разработанной санитарным врачом и одобренной уисполкомом. Обстановка в детских домах с каждой неделей заметно улучшалась. Дети сами наводили порядок в своих комнатах и спальнях, охотно лечились в поликлинике. Дети старшего возраста старательно чинили и шили белье и одежду, вязали чулки и варежки, чинили обувь, заботились о малышах.

Особенно радостным был праздник 1 мая 1923 года. Во всех детских домах были проведены торжественные вечера с художественной самодеятельностью, подготовленной самими детьми. Они участвовали в первомайской демонстрации, весело распевая песни. Уржумцы были поражены происшедшей переменой детей, которых годом раньше они привыкли видеть заброшенными, беспризорными, совершавшими разные неблаговидные поступки.

И во всем этом была немалая заслуга молодого врача. Обязанности по должности санитарного врача у него повседневно переплетались с медицинским обслуживанием детского отделения больницы, детей домов ребенка и детских домов, с безотказным оказанием помощи заболевшим детям в семьях жителей г. Уржума. Накануне дня 8 марта женорг А. В. Медведева обратилась к нему с просьбой выступить с лекцией перед женским активом по охране материнства, младенчества и детства, а также написать на эту тему статью в уездную газету «Красный пахарь». И вот вечером в военной гимнастерке, шароварах и ботинках с поношенными обмотками предстал молодой врач на сцене перед сидевшими в затемненном зале сотнями женщин… На другой день его спрашивали: «Куда ты убежал после лекции? Тебя искали женщины, хотели поблагодарить за интересное выступление, но нигде тебя не нашли».

И статья в газете была воспринята и читателями, и медицинскими работниками с одобрением. Все это окрыляло.

Из уезда санитарному врачу часто поступали тревожные сигналы о появлении разных инфекционных заболеваний – тифа, натуральной оспы, детских болезней и т. д. Нужны были выезды для обследования очагов, выявления источников инфекций и принятия срочных мер. Опытом, знаниями и какой-то особой вооруженностью санврач не располагал за исключением нескольких вакцин, сывороток, приборов и средств для дезинфекции. Он понимал, что нужны действия, могущие оградить людей от опасности. И в этом случае он признавал, что помочь могут сами жители, что с ними надо вступать в тесное общение: разъяснять обстановку и своими си­лами бороться за улучшение условий быта. Во всех деревнях, куда наезжал санитарный врач, им проводились беседы, лекции, шел разговор о конкретных мерах, которые жители должны проводить совместно с немногочисленными медицинскими работниками.

Русские и марийцы живо откликались на призывы врача и охотно наводили порядок в своих жилищах, являлись сами и несли своих детей на осмотры и прививки. Врач обходил все дома, где имелись больные.

Присутствие на открытии новых фельдшерских пунктов (например, в с. Байса, открытом по инициативе жителей на кооперативные средства и самообложение в бывшем доме священника), ру­ководство комиссией по борьбе с туберкулезом, выступления в газете и даже на пленумах исполкома… Да разве перечислить все обязанности санитарного врача тех лет. А тут еще выдвинули на должность заведующего секцией здравоохранения горсовета.

В конце мая и начале июня 1924 года в Вятке состо­ялось третье совещание работников здравоохранения губернии. На этом совещании Н. А. Шерстенников был введен в президиум, несколько раз выступал с докладами. И 3 июня его избрали единственным делегатом от губернии на 5-й Всероссийский съезд здравотделов.

На съезде решился выступить по докладу наркома здравоохранения Н. А. Семашко. В перерыв, увидев Н. А. Шерстенникова в фойе, Н. А. Семашко подозвал его к себе и сказал: «Молодой человек, впредь так же отстаивайте свое мнение, как это сделали сегодня».

В Уржум возвращался с намерением решительно проводить в жизнь решения съезда…

А потом были курсы усовершенствования в Москве, работа горсанврачом Советского района г. Иваново, в этом районе размещалось пять текстильных фабрик, много разных промышленных, коммунальных, пищевых объектов, железнодорожный вокзал и т. д.

Через семь месяцев – снова Уржум…

В 1935 году Н. А. Шерстенников поступил в аспирантуру на кафедре социальной гигиены 1-го Московского медицинского института, возглавлявшейся основоположником социальной гигиены и советского здравоохранения профессором Н. А. Семашко, с которым состоялось знакомство еще в 1924 году. Упорная и плодотворная работа, кстати, обильно использовал он и «уржумский» материал, помогал завершить пребывание в аспирантуре в сравнительно короткий срок – всего за 16 месяцев. За досрочность научного роста дирекция института премировала 300 рублями. Приказом нарком-здрава с 16 сентября 1936 года Н. А. Шерстенников был назначен врио заведующего и доцентом кафедры социальной гигиены Башкирского медицинского института в г. Уфе…

Газета «Вечерняя Уфа» в 1980 году писала:

«Ежегодно к главному корпусу этого учебного заведения стекаются врачи, чтобы отметить юбилей своего выпуска, вспомнить студенческие годы, сказать доброе слово учителям. И молодые, и убеленные сединой мастистые деятели медицины и здравоохранения первое слово признательности произносят обычно в адрес доктора медицинских наук, профессора Николая Александровича Шерстенникова, этого неутомимого организатора и вдохновителя встреч почти всех выпусков…

В течение 35 лет Н. А. Шерстенников читал лекции по основам советского здравоохранения и социальной гигиены. Многие вспоминают, как в трудные военные годы они чуть не бросили на полпути свое обучение в вузе. И только благодаря Николаю Александровичу смогли успешно дойти до финиша, осуществить свою мечту.

Феноменальная память профессора Шерстенникова не раз приводила в изумление всех, кто его знает.

С 1937 года до ухода на пенсию в 1972 году профессор Шерстенников бессменно руководил кафедрой организации здравоохранения и социальной гигиены. Его докторская диссертация, посвященная истории здравоохранения Башкирской АССР, была выполнена под непосредственным руководством первого наркома здравоохранения Н. А. Семашко…

В годы войны Николай Александрович часто выступал в уфимских госпиталях. Яркий оратор, эрудит и энтузиаст-организатор, он многое сделал для подъема работы в Обществе Красного Креста, для развертывания донорского движения в тех масштабах, каких требовала война.

Профессору Шерстенникову принадлежит около 160 научных и научно-популярных работ. Многие годы он был членом редколлегии журнала «Советское здравоохранение»…

Родина высоко оценила труд профессора Н. А. Шерстенникова, наградив его орденом и медалями. Ему присвоено почетное звание заслуженного деятеля науки Башкирской АССР.

Умер Н. А. Шерстенников в 1981 году.

Кировская искра. – 1991. – 21 нояб. (№ 138-139). – С. 3.

37 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Материал был опубликован в(о) Понедельник, Февраль 3rd, 2020

 
Яндекс.Метрика /body>